header photo

Главная - Военное дело - Метательное оружие

Милованов E. А., Иерусалимская А. А. Лук из Мощевой Балки

Милованов E. А., Иерусалимская А. А. Лук из Мощевой Балки // СГЭ. XLI. Л.: 1976. С. 40-43.

При перепубликации были использованы материалы с: http://kronk.spb.ru/library/milovanov-ierusalimskaya-1976.htm

Северокавказский могильник Мощевая Балка (верховья реки Большая Лаба), уже давно обогативший коллекции Эрмитажа археологическими материалами поразительной сохранности, принёс ещё одну важную находку: уникальный деревянный лук. [1] Эта находка непосредственно связана с разграбленным погребением, в котором нашли шёлковый кафтан «с сенмурвами», экспонирующийся ныне в Эрмитаже: [2] лук был обнаружен в грабительских отвалах этого погребения. Его датировка, таким образом, чётко определяется как постсасанидской шёлковой тканью (конец VIII — начало IX в.), так и общей датировкой всех погребений этой части могильника — небольшой террасы, давшей очень компактный в хронологическом отношении погребальный инвентарь алано-салтовского типа (VIII-IX вв.).

Как известно, по конструкции луки делятся на простые и сложные. Простые изготовлялись из цельного куска дерева, без дополнительных накладок, сложные — из отдельных частей, которые скреплялись путём склеивания и обмотки сухожилиями и снабжались костяными и роговыми накладками. Лук из Мощевой Балки не может быть отнесён строго ни к одному из этих типов: хотя он и сделан из одного куска дерева (вяза?), по принципу изготовления и, главное, по боевым качествам, его следует всё же признать сложным. Отдельные части лука имеют различную толщину и разную форму сечения, а также снабжены дополнительными накладками и подвязками, что сближает его со сложносоставными.

В настоящее время лук выгнут в направлении, противоположном тому, какое он имел с натянутой тетивой (рис. 1); об этом свидетельствуют и расположение прорезей для тетивы, и вообще теория и практика изготовления и эксплуатации луков. [3]

Центральная часть лука имеет перехват для руки [4] (длина 13 см, ширина от 2,5 до 3 см), усиленный с боков двумя костяными накладками (они закреплены обмоткой из сухожилий), а с внутренней стороны — роговой накладкой (рис. 2). Последняя была зажата между боковыми костяными пластинками и, насколько можно судить по лучше сохранившейся левой части перехвата, состояла из двух половин (в месте их стыка проходил поперечный шов). Роговые накладки перехвата являлись как бы завершением плечевых. Эта часть лука обклеена со всех сторон берёстой, которая на других участках покрывала только внешнюю сторону лука. С наружной стороны хорошо сохранился, кроме того, слой продольно расположенных сухожилий — в продолжение обклейки плечевой части.

Плечи лука имеют в длину по 37 см и отходят от центрального перехвата под несколько разными углами. В сечении они широкие, плоские, сегментовидной формы (ширина от 3,5 до 3,8 см, толщина без накладок 0,6-

-40-



Рис. 1. Лук из Мощевой Балки. Общий вид, рисунок.

-0,8 см). Вдоль каждого плеча с тыльной стороны лука приклеена массивная (до 0,6 см толщиной) накладка из бычьего рога, дополнительно закреплённая на перехвате. Роговые накладки сильно изъедены грызунами и сохранились лишь местами; на остальных участках заметен слой чёрного клея с отпечатками накладок.

С внешней стороны лук по всей длине был укреплён сухожилиями, прекрасно сохранившимися: поскольку плечи лука работали на растяжение, такое дополнительное крепление было необходимо. Поверх сухожилий лук был обклеен берёстой, очевидно, не столько игравшей декоративную роль, сколько предохранявшей сухожилия от воздействия колебаний температуры и влажности. Берёста уцелела на большей части внешней поверхности лука. Сохранилась также обмотка из жил (рис. 2) в местах переходов от центра к плечам и от плечей к рогам лука. Помимо дополнительного закрепления накладок и продольных пучков сухожилий, обмотка преследовала ещё одну цель: при натяжении тетивы основная работа «на изгиб» падала на плечи (почему они и делались более тонкими и гибкими), критическая же нагрузка могла возникнуть именно при переходе от одного участка к другому, в местах утолщений, которые поэтому и усиливали обмоткой.

Плечи лука плавно переходят в расположенные под углом к ним концевые части — так называемые рога, каждый из которых, в свою очередь, имеет изгиб, делящий его на две неравные части. Общая длина рога — 25 см. Участок от плеча до места изгиба (17 см) имеет сечение подтреугольной формы, длинная ось которого перпендикулярна плоскости плеча; толщина рога постепенно сужается — от 2,5 до 1,3 см, его высота — 2,3 см. С внешней стороны на рог наложены сухожилия, тянущиеся от плечей, а поверх них — только на этом участке наружной поверхности лука — наклеивалась не берёста, а тонкая накладка из рога (по-видимому, оленьего; сохранилась лишь на одном из концов). С её помощью увеличивалась не только прочность этого участка, но и его упругость, что должно было сообщать стреле дополнительное ускорение, а кроме того гасить вибрацию, возникавшую при стрельбе и снижавшую её точность.

Участок рога от места изгиба до конца (8,2 см) также имеет сечение подтреугольной формы и всё более суживается и уплощается к краям. На расстоянии 4 см от концов на наружной поверхности помещалось по две прорези для закрепления тетивы (рис. 4). [5] По-видимому, крайняя из них использовалась непосредственно при стрельбе, вторая же — для ослабления напряжения в нерабочем состоянии и предотвращения остаточной деформации, снижающей меткость стрельбы. Возможно, смена положения тетивы имела также значение при изменении погоды. [6]

Общая длина лука достигала таким образом 140 см.

Процесс изготовления такого лука был весьма длительным (по данным этнографии — от одного до трёх лет). Сведения по технологии изготовления луков подобной конструкции (например, турецкого пли туркестанского луков XIX в. [7]) заставляют предполагать (в частности — и в нашем случае) длительный опыт и традицию — местную или заимствованную. Эта технология включала целый ряд циклов: замачивание дерева и рога, нагревание на медленном огне, подготовка и подгонка накладных пластин, постепенное стягивание лука и многократное проклеивание его поверхности, приклеивание в несколько приёмов сухожилий и, наконец, связывание лука в кольцо — в сторону, обратную будущему изгибу, — на длительное (не меньше года, в определённом температурном режиме) время, пропорционально которому лук приобретал ту рефлексирующую силу, которую он отдавал стреле для увеличения скорости и дальности её полёта.

-41-



Рис. 2. Деталь центральной части лука с обмоткой, костяными пластинами и остатками роговой накладки.
Вид сверху (несколько увеличено).


Рис. 3. Часть плеча лука, обклеенная берёстой (уменьшено).


Рис. 4. Конец рога лука с прорезями (в натуральную величину).

-42-


Именно к типу таких «рефлексирующих», предварительно напряжённых луков и принадлежит лук из Мощевой Балки: со снятой тетивой плечи и рога его загнуты в том направлении, в каком лук был связан в период изготовления (плечи — под углом 10-15° к продольной оси, рога — под углом 130 и 140° по отношению к плечам [8]). Отмеченные выше две конструктивные особенности, увеличивавшие дальнобойность и меткость (массивность рогов и наличие двух прорезей для тетивы), также заставляют причислить лук из Мощевой Балки к типу предварительно напряжённых луков.

Таким образом, лук из Мощевой Балки отвечал всем требованиям, предъявляемым к этому виду оружия: предварительное напряжение придавало ему дальнобойность; массивные рога, гасившие вибрацию, увеличивали меткость; два ушка, снимавшие лишнее напряжение, также способствовали точности стрельбы.

Судя по изображениям на разных памятниках — позднесасанидских, постсасанидских, согдийских, — луки такого типа часто носили со спущенной тетивой, в качестве запасных (всегда с левой стороны), в узких изогнутых (очевидно, кожаных) налучьях. [9] Несколько фрагментов кожаных футляров из Мощевой Балки можно отождествить с этими налучьями.

С натянутой тетивой такие луки иногда можно видеть на изображениях того же круга и без всяких налучий — надетыми на шею, [10] укреплёнными на седле и в колчане. Однако чаще их помещали в невысокие кожаные гориты с боковым выступом для изогнутой части лука. Несколько таких горитов найдено и в Мощевой Балке. Кроме боковой лопасти, они имеют с тыльной стороны клапан с затяжкой, для прикрепления к поясу или седлу. В находках из Мощевой Балки представлены и деревянные, обтянутые кожей или берёстой, большого размера колчаны, которые могли использоваться в качестве горитов, и, по-видимому, носились не на поясе, а на плече или за спиной (об этом свидетельствует система их крепления).

Что касается стрел, то их также помещали, как это видно по находкам в Мощевой Балке и по изображениям, в колчаны двух типов: лёгкий, кожаный, очень длинный, который прикреплялся к поясу справа, и только что упоминавшийся более массивный. Стрелы найдены в Мощевой Балке в значительном количестве — главным образом в виде древков (железные наконечники очень редки, поскольку железо слишком высоко здесь ценилось, и его редко клали в могилы). На многих экземплярах прекрасно сохранилось не только концевое яблочко, но и обмотка с оперением, а также отверстие наверху, где закреплялась обмотка, приматывавшая наконечник. Длина стрелы с наконечником реконструируется с полной несомненностью: она колебалась в пределах от 80 до 90 см. [11]

Находка лука не только расширяет наши представления о вооружении оставивших могильник Мощевая Балка адыго-аланских племён, которые, находясь на торговом пути, имели возможность использовать опыт других народов — при этом, как можно судить по некоторым оригинальным особенностям публикуемого лука, творчески его осваивая. Уникальная находка из Мощевой Балки важна и для суждения о боевых луках древности и средневековья вообще, так как это — первый лук, дошедший до нас в таком полном виде. Не исключено, что в свете этой находки придется пересмотреть оценку и некоторых из немногочисленных археологически найденных луков, от которых сохранились одни костяные или роговые накладки. Быть может, их не всегда следует понимать как луки «сложносоставные», сделанные по отдельным частям: оставаясь «рефлексирующими», сложными, и имея несколько накладок, они, подобно луку из Мощевой Балки, могли иметь цельную деревянную основу.

-----------------------------------
[1] Лук передан в 1974 г. директором Курджиновской школы Е.А. Миловановым начальнику отряда экспедиции Эрмитажа А.А Иерусалимской.
[2] Иерусалимская А. Новая находка так называемого сасанидского шёлка с сенмурвами. — СГЭ, 1972, [вып.] 34, с. 11-15.
[3] Литвинский Б.А. Сложносоставной лук в древней Средней Азии. — СА, 1966, №4, с. 53, 59, 60. Точно реконструировать вид лука из Мощевой Балки в боевом состоянии сейчас невозможно: неясно, насколько круто вздымались плечи над рукоятью. Учитывая, что основу лука составляет цельный кусок дерева, можно предположить, что крутизна была меньше, чем на сасанидском луке.
[4] Подобный перехват постоянно подчеркивается на раннесредневековых изображениях огромной территории Ближнего Востока, Средней Азии, Восточного Туркестана. Часто показан и ряд других деталей луков этого типа (разнонаправленные сечения разных частей, обмотка и др.). См. например: Орбели И.А., Тревер К.В. Сасанидский металл. М.-Л., 1935, табл. 3, 6, 11, 12; Беленицкий А.М. Монументальная живопись [-ное искусство] древнего Пенджикента. М., 1973, табл. 7-10. Очень детально дан лук на фреске из Туюка (см.: Ars Orientalis, VIII. pl. 11, fig. 36). См. также: “Taq-i-Bustan”, The Tokyo University Iraq-Iran Archaeological Expedition. Report 10, v. I (plates), Tokyo, 1969, pl. XLVIII, LXII, LXXXIX, etc.
[5] Один из рогов обломан в месте, где была верхняя прорезь.
[6] Среди изображений сасанидского или согдийского круга удалось найти лишь два случая воспроизведения лука с двумя прорезями: Орбели И.А., Тревер К.В. Указ.соч., табл. 6; Беленицкий А.М. Указ.соч., табл. 7, 10. На всех других изображениях, как и на реально найденных луках (из Врзи, Карабулака, Саркела) показана одна прорезь или ушко. См., например: Литвинский Б.А. Указ.соч., рис. 2 и 4.
[7] Литвинский Б.А. Указ.соч., с. 59-60; Von Luschan, «Zusammengesetzte und verstärkte Bogen», ZfE, 31, Berlin, 1899, S. 232.
[8] Разница в углах может объясняться либо позднейшей деформацией, либо нарочитой асимметричностью. См.: Литвинский Б.А. Указ.соч., с. 61, 63, 65.
[9] Орбели И.А., Тревер К.В. Указ.соч., табл. 3, 20; Беленицкий А.М. Указ.соч., табл. 7.
[10] Taq-i-Bustan, pl. LXXXVIII-LXXXIX.
[11] Длина единственной восстановленной стрелы из согдийского замка на горе Муг — 88,5 см.

–43–