header photo

Главная - Военное дело - Вооружение

Дедюлькин А.В., Курмановский В.С. Воинское погребение из кургана 14 могильника Черноморка 2

Дедюлькин А.В., Курмановский В.С. Воинское погребение из кургана 14 могильника Черноморка 2 // Военная археология. Сборник материалов научного семинара. Выпуск 4. М.: ИА РАН, 2018. с. 233-251.

В августе – декабре 2013 г. экспедицией ООО «Археологическое общество Кубани» под руководством А.В. Дедюлькина проводились раскопки памятников археологии в полосе отвода для строительных работ по реконструкции ВЛ 220 кВ «Шепси-Дагомыс» в Лазаревском районе г. Сочи Краснодарского края. Были исследованы тринадцать курганов (№ 2, 3, 6, 7, 9, 14–21) могильника Черноморка 2. Курганная группа находится в 2,2 км к западу-северо-западу от западной окраины с. Алексеевское, на склоне горного отрога к востоку от урочища Черноморка, на землях ФГУ «Сочинский национальный парк», в междуречье р. Куапсе и р. Псезуапсе. Памятник расположен на пологой площадке, понижающейся к северо-западу, основная его часть занята лесом, северо-восточный край – попадает в просеку ВЛ, сильно заросшую деревьями и кустарником. Высота площадки над уровнем моря 420–430 м.
Курганная группа Черноморка 2 состоит из двадцати одной округлой в плане насыпи, обложенной по периметру рваным камнем. Курган 14 был одним из наиболее крупных в группе, диаметром 8,5 м, высотой 2,5 м (рис. 1: 1–2). Поверхность его местами поросла деревьями. Юго-восточная часть насыпи была разрушена грабительской ямой, оплывшей на момент раскопок. Отвал был разбросан с восточной стороны, частично перекрывая полу кургана. Курган содержал мощную каменную забутовку, лишь сверху перекрытую тонким слоем земли. Вероятно, древний почвенный покров под будущим курганом и вокруг него был частично снят, подготовлена погребальная площадка. В основании крепиды прослежены выложенные в один ряд каменные оградки в восточной половине насыпи (рис. 2: 1). Погребение было перекрыто небольшой земляной насыпью, поверх которой находилась мощная наброска из колотого камня. На ее уплощенной верхней части лежала тонкая земляная насыпь. По всему периметру кургана проходила крепида из радиально уложенных камней (рис. 1: 2). Лучше всего она сохранилась в южной части насыпи, где было прослежено не менее десяти рядов кладки. Погребение 1 было основным в кургане. Досыпку под погребением с северо-запада поддерживала стенка, сложенная в один ряд из необработанных каменных плиток, ориентированная по линии запад-юго-запад – восток-северо-восток.
Скелет взрослого мужчины 1 сохранился плохо, но анатомический порядок костей скелета был в целом сохранён. Погребенный лежал вытянуто на спине, головой был ориентирован на запад-юго-запад. До завершения реставрации 2 погребального инвентаря можно сделать некоторые предварительные наблюдения. Слева от погребенного лежали сабля, кисет с кресалом, нож. На костях таза прослежены остатки узкого пояса покрытого двумя рядами полусферических накладок из медного сплава. В районе таза фиксируется несколько пряжек. На правой бедренной кости прослежен наконечник стрелы. Деревянные предметы над правым плечом и возле правой лучевой кости пока не поддаются интерпретации, их назначение будет уточнено после реставрации. Справа рядом с костями руки и ноги погребенного прослежены обмотки из

----------
1. Возраст 45–55 лет. Зафиксирован сросшийся перелом левой большеберцовой кости в нижней трети. Антропологические определения выполнены м.н.с. ЦЕИ РАН А.О. Китовой, за что авторы выражают ей искреннюю признательность.
2. Реставрация находок из погребения выполняется сотрудником ГОСНИИР М.П. Гайдуковым, за что авторы выражают ему искреннюю признательность.

-234-


медной проволоки. Их назначение пока неясно. Плоские золотые кольца найдены возле черепа и левого запястья. Были найдены следующие предметы (Рис. 2: 2; 3: 1, цифры в скобках соответствуют номерам на плане):
1–2. Золотые плоские кольца 3 (1,3; рис. 10: 1–2);
3. Сабля (4, 30; рис. 3–9);
4–5. Накладки ножен украшенные геометрическим орнаментом из прямоугольников с косыми крестами и фестоном с вписанными тремя точками (9, 30; рис. 9: 1–2);
6. Бутероль и остатки нижней части пенала ножен (2, 16; рис. 9: 3);
7. Пряжка железная (5; рис. 10: 9);
8. Пряжка железная (15);
9. Пряжка железная (11; рис. 10: 6);
10–12. Бляшки из медного сплава (6–8; рис. 10: 3);
13. Поясные накладки полусферические из медного сплава (26; рис. 10: 7), 18 шт.;
14. Поясные накладки полусферические из медного сплава (20; рис. 10: 7), 13 шт.;
15. Железный предмет (19);
16. Наконечник стрелы черешковый (14; рис. 10: 13);
17. Железное кресало калачевидное (10; рис. 10: 11);
18. Деревянный предмет, ромбовидной формы со скругленными углами,
окован тонким слоем железа (28; рис. 10: 12);
19. Деревянный предмет (12);
20. Пряжка железная (13; рис. 10: 8);
21. Фрагменты пряжки (21);
22. Обмотка медной проволокой (23; рис. 10: 5);
23. Обмотка медной проволокой, фрагменты деревянного предмета (17; рис. 10: 10);
24. Длинный нож в ножнах (27; рис. 11: 1–2);
25. Остатки пояса с полусферическими накладками (25; рис. 10: 7), 12 шт.;
26. Изделие из кости (22; рис. 10: 4).
Костная мозоль на месте сросшегося перелома левой берцовой кости – типичная травма всадника. Несомненно, что погребенный в кургане 14 мужчина, сопровождаемый набором воинского снаряжения: саблей, стрелой (символизировавшей снаряжение лучника 4), был представителем социальной элиты того населения, что оставило могильник. Луки и стрелы в XVII в. использовались на войне преимущественно черкесской знатью 5. Оформлению ножен длинного ножа 6 есть аналогии в материалах Белореченского могильника (рис. 11: 3).
Погребения могильника совершались на древнем горизонте или на незначительной земляной подсыпке, выравнивающей склон. Умершие покоились в положении лежа на спине, ориентировка западная. Иногда вокруг погребенного устраивалась оградка из камней, зачастую лишь со стороны склона. Преобладают одиночные захоронения. Насыпи курганов окружают крепиды, достигающие в высоту до десяти рядов. Внутреннее пространство кладки заполнено каменной забутовкой различной мощности. Насыпи курганов № 9, 19, 20 были полностью земляными, с каменной крепидой. Насыпи курганов 14 и 15, самых крупных

----------
3. Обычно они интерпретируются как височные подвески, но не исключено, что некоторые из них могут относиться к поясу или верхней одежде. Аналогичные парные плоские золотые кольца были расположены на уровне пояса в женском погребении, исследованном в 2013 г. А.А. Нечипоруком в охранной зоне селища Мухортова Поляна 2 на правом берегу р. Аше. Пользуясь случаем, авторы выражают ему искреннюю признательность за информацию.
4. Возможно, что остатки деревянного предмета (рис. 10, 12) являются дном колчана для стрел.
5. Аствацатурян Э.Г. Оружие народов Кавказа. История оружия. М.– Нальчик, 1995. С. 38.
6. Длина в ножнах – 29,4 см.

-235-


в могильнике (7 и 8,5 м в диаметре, по 2,5 м высотой), полностью состояли из камня. Их объем составлял 35–40 м³, а масса камней насыпи около 60–70 тонн, включая отдельные крупные камни, которые с трудом могло сдвинуть несколько человек. В курганах 9, 17 и 21 были зафиксированы парные погребения, в курганах 3 и 6 были зафиксированы подзахоронения, совершенные в пристройках к основным курганам. Примечательно, что в курганах 16 и 19 были впускные погребения скелетизированных останков. И. Шильтбергер упоминает о том, что убитых молнией черкесы подвергали т.н. «воздушному погребению», захоранивая затем их кости 7. Это интересное свидетельство относится к более раннему времени, к первой половине XV в.
Погребальный инвентарь достаточно скромен и невыразителен. В мужских погребениях это поясные пряжки, пластинчатые поясные накладки из медного сплава, ножи, кресала, кресальные кремни, одиночные наконечники стрел. В женских погребениях – наперстки, ножницы, ножи, зеркала, немногочисленные украшения, представленные перстнем и серьгой. Увеличение числа безынвентарных погребений и уменьшение количества и разнообразия вещей в наборе сопроводительного инвентаря И.А. Дружинина связывает с довольно широким распространением ислама среди адыгов Северо-Западного Кавказа в XVII–XVIII вв. 8 На фоне большинства погребений выделяется комплекс из кургана 14, содержавший саблю, длинный нож и золотые кольца.
Трудность узкой датировки могильника связана с тем, что большинство комплексов содержит рядовой и плохо датирующийся погребальный инвентарь, бытование которого исследователи прослеживают на всем протяжении существования подкурганного ингумационного обряда — с XIV по XVIII вв. 9 Могильник Черноморка 2 достаточно компактен, что позволяет предполагать относительно короткий период функционирования, в пределах двух-трех поколений, около 50–70 лет. Стеклянные зеркала из женских погребений могут указывать на достаточно позднюю дату – не ранее XVIII в. 10 Определенным хронологическим репером является сабля из погребения кургана 14. По своим морфологическим особенностям сабля может быть датирована развитым XVI – первой половиной XVII в. Принимая в расчет возможный хронологический интервал, который отделял время изготовления сабли от ее помещения в могилу, можно предварительно датировать могильник в рамках XVII – начала XVII в.
Сабля достаточно хорошо сохранилась (Рис. 2: 2–3; 5: 1; 6: 1–3, 5–7; 8; 9). Лишь кольца для подвески, крепившиеся к накладкам ножен, были утрачены еще до ее помещения в погребение. Клинок сабли короткий (75,5 см), сравнительно широкий (3,45 см у пяты) и сильно изогнутый (кривизна лезвия 5,5 см), с выраженной елманью (ширина начала елмани – 3,55 см), не выделенной, однако, ступенчатым выступом конца обуха, и сравнительно широким концом. Вдоль обуха клинка проходят пять узких долов, из которых четыре доходят до начала елмани, а пятый прерывается на небольшом

----------
7. Шильтбергер И. Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1394 года по 1427 год. Пер. Ф.К. Бруна. Баку, 1984. С. 45.
8. Дружинина И.А. Распространение ислама у адыгов Северо-Западного Кавказа (по материалам курганных могильников XVII–XVIII вв.) // Проблемы истории, филологии, культуры. №3(29). М.– Магнитогорск – Новосибирск, 2010. С. 104.
9. Там же. С. 102.
10. Авторы выражают искреннюю признательность научному сотруднику ИА РАН И.А. Дружининой за консультацию.

-236-


расстоянии от острия клинка. Рукоять насажена на хвостовик клинка всадным способом и закреплена тремя заклепками. Хвостовик клинка 11 короткий, сужающийся к концу, его передняя (расположенная со стороны лезвия) образующая фактически вертикальна, задняя имеет выраженный наклон к лезвию (рис. 7: 2). Перекрестие из медного сплава с расширенными плоско срезанными концами ромбического сечения и длинными вертикальными отростками. Верхний вертикальный отросток перекрестия закреплен на рукояти двумя гвоздиками 12. Навершие свернуто из листа из медного сплава, в виде короткого плоско срезанного колпачка, в сечении представляющего собой уплощенный восьмигранник, несколько сужающийся в направлении лезвия клинка, закреплено на рукояти тремя гвоздями. Верхняя образующая («крышка») навершия представляет собой отдельную деталь. Рукоять деревянная 13, со следами обтяжки мелкозернистой кожей («ящером») (рис. 7: 1–1а), в сечении в целом аналогична навершию, и несколько расширяется в направлении последнего. Основание рукояти не имеет выраженного наклона к лезвию, однако в средней части рукояти ее контур образует перелом, благодаря которому верхний срез навершия оказывается наклонным под острым углом к перекрестию. Прибор ножен из медного сплава, состоит из двух обоймиц и наконечника. Обоймицы состоят из гайки, на внутренней стороне представляющей собой простую полосу из медного сплава, а на внешней трансформирующейся в подтреугольный рельефный поясок, орнаментированного изогнутого прямоугольного щитка на внешней стороне, и крупной изогнутой пластины, закрепленной со стороны обуха. Все три элемента скреплены заклепкой.
Наконечник короткий, свернутый из листа из медного сплава, с представляющей собой отдельную деталь «крышкой», подовального сечения с выраженным ребром на внешней стороне. Сечение ножен в целом, судя по форме обоймиц и наконечника, можно охарактеризовать как подовально-треугольное с выраженным ребром на внешней стороне. На поверхности ножен фиксируются следы обтяжки берестой 14. Подобную форму и структуру имеют ножны сабли, хранящейся в Королевской Оружейной палате в Стокгольме (инв. № 7377, рис. 6: 4–4а), которая представляет собой образец типологически более поздней сабли северокавказской традиции, т.н. «ордынки».
Сабля определенно может быть отнесена к выделенной третьей хронологической группе позднесредневековых северокавказских сабель, датируемой XVI–XVII вв. 15 Клинок сабли принадлежит к типу 2 – с выраженной елманью без конструктивно выделенного колющего конца и связан с традицией клинкового производства стран Ближнего и Среднего Востока 16.

----------
11. Рентгенологическое исследование рукояти сабли выполнено В.Н. Фоминым, доцентом кафедры «Машины и автоматизация сварочного производства» ДГТУ, которому авторы выражают глубокую благодарность. Также авторы выражают искреннюю признательность за оказанное содействие декану факультета «Машиностроительные технологии и оборудование» ДГТУ, к.т.н., доценту Ю.А. Гордину.
12. Не исключено, что небольшие углубления являются литейными раковинами.
13. Ксилотомические исследования выполнены сотрудницей ИА РАН Л.Н. Соловьевой, за что авторы выражают ей искреннюю признательность (см. Приложение 1).
14. Микрохимическая проба и анализ методом ИК-спектроскопии, проведенные в ГОСНИИР, показали, что в пробе отсутствует животный белок, т.е. анализируемое вещество не может быть кожей, но очень похоже на бересту. Сравнение под микроскопом с эталонным образцом бересты однозначно подтверждает, что обтяжкой ножен служила береста.
15. Курмановский В.С. Сабли из позднесредневековых погребений Кубанской области в собрании Отдела археологии ГИМ // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена да позднего средневековья. Тула, 2014. С. 154.
16. Курмановский В.С. Сабельные клинки в России XVI–XVII вв.: морфология и конструктивные особенности. Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.и.н. М., 2010. С. 24.

-237-


Аналогичный по конструкции клинок имеет сабля, найденная при раскопках Н.И. Веселовского в каменном ящике в г. Анапа 17. По форме клинок сабли из кургана 14 наиболее близок к клинкам турецких сабель XVI – первой половины XVII в. Форма и расположение долов на клинке находит аналогии как на северокавказском, так и на восточном и европейском оружии. Особенности оформления рукояти и ножен – использование «ящера», прибор из медного сплава, прямо обрезанные расширенные концы перекрестья, характерная форма обоймиц, береста на оборотной стороне ножен – типичны для «поздней» северокавказской традиции и находят аналогии на т.н. саблях «ордынках» второй половины XVII – начала XVIII в., хорошо известных по польскому материалу.
В России XVII в. сабли с аналогичной оправой, как показывают данные письменных источников, назывались «саблями на черкасское дело». Почти идентичное оформление эфеса и ножен имеет сабля, обнаруженная Н.И. Веселовским в одном из курганов у станицы Белореченская 18. В отличие от сабли из кургана 14, она имеет длинный, менее изогнутый клинок без елмани с граненым «штыковидным» концом. От классических сабель «ордынок» обе сабли отличаются более длинным перекрестием с уплощенными концами, а также более коротким, неуплощенным навершием и некоторыми особенности конфигурации рукояти (сохранились на сабле из кургана 14). Эти отличия могут свидетельствовать о принадлежности данных сабель более раннему этапу развития данной разновидности оружия. Кроме того, форма и пропорции эфеса сабли из кургана 14 обнаруживают значительное сходство с саблями восточной традиции XVI – начала XVII в., в том числе широко известной саблей боярина Федора Михайловича Мстиславского из собрания Оружейной Палаты. С последней ее сближает также форма навершия и, отчасти, обоймиц ножен. Учитывая определенный консерватизм северокавказской традиции производства клинкового оружия, дату производства сабли можно определить в пределах XVI – середины XVII в., причем в облике оружия сочетаются как местные, так и ближневосточные (в первую очередь, турецкие) традиции. Место производства клинка, определить сложно, он мог быть как местным, так и привозным (в пользу местного происхождения может говорить отсутствие клейм), в то время как оправа (рукоять и ножны) имеют определенно местное происхождение.

----------
17. ГИМ. Отдел археологии. Инв. № 33616.
18. Там же. Инв. № 37258.

-238-


Приложение 1
Соловьёва Л.Н.

Исследование фрагментов дерева из кургана 14 курганной группы Черноморка 2. В 2013 г. в лабораторию естественнонаучных методов ИА РАН на определение породы древесины были переданы фрагменты пенала деревянных ножен и рукояти сабли из кургана №14 курганной группы Черноморка 2 (Лазаревский район г. Сочи), исследованного экспедицией ООО «Археологическое общество Кубани».
Находки поступили на анализ в виде сухих и крепких кусочков дерева и имели хорошую сохранность; тем не менее, в процессе работы образцы пришлось предварительно пропитать воском для их закрепления. С каждого образца было получено по три среза в поперечном, радиальном и тангенциальном направлениях. Далее, по подготовленным срезам осуществлялся анализ строения древесины по её анатомическим признакам при помощи бинокулярного микроскопа.
В результате исследования было установлено, что пенал деревянных ножен и рукоять сабли были изготовлены из одной породы дерева, а именно из ивы (порядок Salicales, семейство Salicaceae, род Salix). Это ядровая порода, растёт очень быстро, к почвам нетребовательна, выносит длительное затопление. На территории Российской Федерации естественно произрастает свыше 150 видов ивы. Древесина лёгкая, мало усыхающая, непрочная и мягкая.
Микроскопические признаки ивы (Salix). Древесина рассеяннососудистая, сосуды многочисленные и тонкостенные, по годичному слою рассеяны равномерно. В ранней древесине сосуды одиночные или иногда парные, в поздней – как правило сомкнутые в радиальные группы по 3–4 сосуда, диаметр сосудов в поздней древесине меньше, чем в ранней; количество их также незначительно уменьшается. Древесная паренхима скудная, апотрахеальная-терминальная. Сердцевинные лучи однорядные, многочисленные и узкие, при встрече с сосудами изгибаются (илл. 1).
Членики сосудов короткие и удлиненные с простыми овальными перфорациями и короткими клювиками. Спиральных утолщений нет. Сердцевинные лучи гетерогенные, краевые клетки лучей в два раза превышают высоту лежачих клеток (илл. 2).
На тангенциальном срезе сердцевинные лучи линейные с заострёнными окончаниями, узкие и однорядные высотой от 3 до 30 клеток (илл. 3).

-239-



Размеры сабли.
1А – 87,5 см,
1 – 83,5 см,
2 – 75,5 см,
3А – 12,5 см (без нижнего выступа перекрестья),
3 – 9,5 см (без нижнего выступа перекрестья),
4 (у рукояти) – 3,45 см,
4 (у начала елмани) – 3,55 см,
5 ≈ 5,5 см,
6 – 13,5 см,
7 – 7 см,
8 – 3,7 см,
9 – 1,75 см.
Длина лезвия елмани – 8,5 см,
Толщина клинка у рукояти – 0,65 см,
Тонкая врезная линия начинается в 15 см от перекрестья, долы – в 16 см.
Бутероль – высота оковки 2,1 см, торцевая накладка – 3,6 × 2,5 см.
Боковые накладки высотой по 12,6 см.

-240-



Рис. 1. Курган 14 могильника Черноморка 2: 1 – план; 2 – разрез (восточный фас). Чертежи А. П. Яненко.

-241-



Рис. 2. Курган 14 могильника Черноморка 2: 1 – план нижнего уровня крепиды; 2 – план погребения 1. Чертежи А. П. Яненко.

-242-



Рис. 3. Курган 14 могильника Черноморка 2: 1 – погребение 1, вид с юга; 2 – погребение 1, сабля; 3 – погребение 1, бутероль ножен. Фотографии А.В. Дедюлькина.

-243-



Рис. 4. Курган 14 могильника Черноморка 2, погребение 1: 1 – рукоять сабли; 2 – нож; 3 – деревянный предмет (деталь колчана?). № 28. Фотографии А.В. Дедюлькина.

-244-



Рис. 5. 1 – сабля из погребения 1 кургана 14 могильника Черноморка 2. Фотография А.В. Дедюлькина; 2 – сабля из ст. Белореченской, ГИМ, инв. № 37258. Фотография С.Ю. Каинова.

-245-



Рис. 6. Сабля из погребения 1 кургана 14 могильника Черноморка 2: 1 – сабля; 2 – елмань; 3 – рукоять. Фотографии М.П. Гайдукова; 4 – ножны сабли; 4а – накладка ножен сабли. Королевская сокровищница (Livrustkammaren), г. Стокгольм, Швеция. № 7377 (http://emuseumplus.lsh.se/eMuseumPlus?service=direct/1/ResultDetailView/result.inline.list.t1.literature_list.$TspTitleImageLink.link&sp=13&sp=Scollection&sp=SelementList&sp=0&sp=3&sp=999&sp=SdetailView&sp=0&sp=Sdetail&sp=5&sp=T&sp=0&sp=SdetailList&sp=0&sp=F&sp=Sliterature&sp=l102715); 5 – погребение 1, бутероль ножен; 6–7 – погребение 1, накладки ножен; 7а – погребение 1, накладки ножен. Деталь. Фотографии А.В. Дедюлькина.

-246-



Рис. 7. Сабля из погребения 1 кургана 14 могильника Черноморка 2: 1 – рукоять; 1а – кожа на рукояти. Фотографии А.В. Дедюлькина; 2 – рентген рукояти. Снимок В.Н. Фомина.

-247-



Рис. 8. 1–1b – сабля из погребения 1 кургана 14 могильника Черноморка 2; 2 – реконструкция ножен. Рисунок Г.Е. Парусимовой.

-248-



Рис. 9. Сабля из погребения 1 кургана 14 могильника Черноморка 2; 1–2 – накладки ножен; 3 – бутероль. Фотографии М.П. Гайдукова. Рисунки Г. Е. Парусимовой.

-249-



Рис. 10. Погребение 1 кургана 14 могильника Черноморка 2. Инвентарь погребения. Рисунки Д.А. Яценко, Г.Е. Парусимовой. Фотография М.П. Гайдукова.

-250-



Рис. 11. Погребение 1 кургана 14 могильника Черноморка 2; 1–2 – нож. Рисунок и фотографии Д.А. Яценко; 3 – нож из курганов у ст. Белореченской (ОАК за 1896 г. СПб, 1898. С. 9, рис. 57).

-251-