header photo

Главная - Военное дело - Вооружение

Кулешов Ю.А. О позднем защитном вооружении народов Северного Кавказа

Кулешов Ю. А. О позднем защитном вооружении народов Северного Кавказа // Военная археология. Сборник материалов семинара при ГИМ. Вып. 1. 2008. — С. 94-98.

В последние время в связи с ситуацией на Северном Кавказе вновь вырос интерес к Большой кавказской войне 1817—1864 гг., в том числе к воинским формированием горцев. В работах не раз упоминаются горские «панцырники» и рассматриваются вопросы их вооружения1. К сожалению, исследователи опираются на анализ лишь письменных источников, оставляя вещевой материал в стороне.

В 2001 году заместитель начальника Северо-Кавказкого регионального управления Федеральной пограничной службы РФ генерал-майор В.И. Городинский передал в Ставропольский государственный краеведческий музей имени Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве интересную находку2. Доспех, состоящий из сложного боевого оголовья и кольчатого доспеха, был обнаружен в Аргунском ущелье Чеченской республики, в районе дислокации Итум-Калинского погранотряда. Памятник происходит из земли, более детальные обстоятельства находки не известны.

Сложное оголовье (Рис. 1: 1-3) состоит из металлического усеченного конуса, диаметром 14 см и высотой 5,5 см. Усечение образовано отверстием диаметром 3,5 см; в древности, возможно, было закрыто навершием, на что могут указывать три небольших отверстия в лицевой части конуса, предположительно от заклепок. Конус покрыт гравировкой в технике кернения, образующего четыре неравномерно расположенных круга. Негравированное внутреннее пространство кругов создает две пары чередующихся узоров в виде полумесяца и восьмиконечной звезды (Рис. 1: 4). В нижней части конуса углублением-каннелюром выведена граница, отделяющая поле с гравировкой от отверстий под кольца-крепления кольчато-пластинчатого защитного полотна. Полотно должно было закрывать затылок, левую и правую сторону головы, горло до подбородка и спускаться на грудь и плечи. Сзади полотно короче, чем на остальных участках; спина оставалась открытой.

К шлему крепится четырехрядное кольчатое плетение из колец большого (до 2 см) диаметра. Ниже крепятся вертикально спускающиеся ряды (22) вплетенных пластин. Количество пластин в рядах варьируется. В боковых по 14-16 пластин, в задних по 5, в передних - по 6 пластин. Пластины прямоугольные 2,5x2 см, толщиной 0,1 см; слабо выраженный нижний край - фестончатый. В рядах располагаются вертикально и друг друга не перекрывают. По горизонтали соединены кольцами,

--------------
1. Виноградов В.Б. «Заряд иголок вместо пули...» (кавказский прием «Огневого контакта» // Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа. Вып. 2. Армавир, 2003. С. 181; Нарожная Ф.Б., Нарожный Е.И. А.С. Пушкин о комплексе вооружения горцев первой трети 19 в. // Там же. С. 176; Скиба К.В. Абреки, наездники, джигиты // Там же. С. 162; Он же. К вопросу о тактике, наступательном и оборонительном вооружении равнинных закубанских племен в начале 19 в. // «Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа». Вып. 2. Армавир, 2004. С. 307.
2. Пользуясь, случаем выражаю благодарность директору музея Охонько Н.А., предоставившему возможность опубликовать памятник, и зав. отделом археологии И.В. Отюцкому за помощь в подготовке публикации.

--94--


для чего в краях пластин имеются по 5 отверстий. Соединительные кольца плоские, по три в ряд, их диаметр - 1 см, толщина - 0,1 см.

Спереди полотно от подбородка спускается на 16 см; сзади защищает только затылок, спускаясь до шеи. Шею закрывает простая кольчатая вставка 15x11 см с более плотной вязкой колец (Рис. 2: 1). В ее нижнем левом краю на небольшом расстоянии друг от друга находятся три медных кольца. В нижнем правом углу незначительная часть полотна спеклась; сохранность остальной части кольчатого плетения хорошая.

Лицевое прикрытие осуществляет налобная пластина 9x15,5 см (Рис. 2: 2), вплетенная в верхние и вертикальные ряды колец. Пластина вогнута по форме лба; в центре имеет небольшое отверстие. Вокруг него неглубокая вмятина, внутренняя сторона завальцована. На расстоянии 0,5 см от верхней кромки в ряд расположены 5 небольших заклепок белого металла. 3 см выше на нее наложена маска, которая в верхних углах жестко закреплена 2 заклепками. Маска - антропоморфное (но не портретное) забрало, размером 19x17 см. К верхней кромке посередине одной заклепкой крепится половина подвижного шарнира в форме буквы «Н». Его ширина 1 см, высота - 2 см, верхние концы загнуты и образуют петли. Сразу под ним лукообразная накладка белого металла (серебро?), изображающая брови. В центре она расширяется в форме сердечка, с двух сторон от расширения на расстоянии 2 см — два отверстия под заклепки. «Брови» крепятся заклепками того же металла, по одной с каждой стороны и три — в «сердечке». Глаза миндалевидные 4x1,5 см; края выреза выгнуты наружу. Нос паяный, большой, 9 см, прямой без выраженной переносицы. Высота 2,5 см, и ширина 3,3 см, крылья носа выражены. Снизу два неравномерно расположенных дыхательных отверстия в форме треугольника 1,3 см (Рис. 2:3). Под носом две тонкие узкие пластины образуют усы, наложенные под незначительным углом друг к другу. Крепятся они тремя равномерно расположенными заклепками. И пластинки, и заклепки одного металла с бровями. «Усы» обрамляют очень маленькое, всего 2-3 мм, ротовое отверстие с отогнутой нижней губой. По краю маски идут 9 небольших отверстий. С правой стороны маска частично соединяется с кольчато-пластинчатой защитой головы. Устроено это соединение так: во второе отверстие сверху вставлен штифт, в который продето клепаное кольцо диаметром 2 см и в него еще одно такое же третье медное, сведенное соединяет кольцо, вставленное в одну из пластин головной защиты со вторым кольцом, вставленным в штифт (Рис. 2: 4). В третье, следующее на маске, отверстие вставлено просто медное, сведенное кольцо, соединяющее напрямую вставленное в уже другую пластину клепаное кольцо и маску.

Данная находка весьма интересна. Первое, что обращает на себя внимание, маска-забрало. Ранее прямых свидетельств использования антропоморфных забрал в регионе не было. Известные антропоморфные маски из аула Кубачи, хранящиеся в Этнографическом музее (Санкт-Петербург), использовались в начале XX в. в бутафорских целях1. И хотя М. В. Горелик обратил внимание на то, что они выполнены в одном художественном стиле с позднесредневековыми масками-забралами, приписываемыми Черным клобукам2, специальных исследований их

--------------
1. Шиллинг Е.М. Кубачинцы и их культура. М.-Л., 1949. С. 146-173.
2. Горелик М. В. «О средневековых восточных шлемах с масками и одной центральноазиатской изобразительной традиции» // Международная ассоциация по изучению культур Центральной Азии. Вып.7. М., 1984. С. 79-80.

--95--


функционального предназначения не проводилось. Итум-Калинская маска, как и упомянутые выше, является изображением героя-мужа центральноазиатской традиции. Это, на первый взгляд, сближает ее с черноклобуцкими находками и масками из аула Кубачи, но есть существенное отличие. На кубачинских масках1 усы и брови переданы волютами, а на вновь обнаруженной — посредством серебряных накладок. Обращают на себя внимание «лишние» отверстия в накладке-бровях и примитивность передачи усов. Это, по нашему мнению, объясняется более поздней монтировкой серебряных деталей, используемых первоначально в других целях. Видимо, маска после изготовления имела другой вид (Рис. 3: 1). Остатки шарнира, обеспечивавшего ее подъем, указывают на вторичное использование этой детали в Итум-Калинском оголовье. Вероятно, одно происхождение с маской имеет и налобная пластина, к которой она прикреплена. Возможно, это была налобная часть шлема, на что указывает в дальнейшем ненужное отверстие в центре, служившее для фиксации шарнира-забрала. Таким образом, исходя из позднейшего времени добавления серебряных накладок, Итум-калинскую маску стоит рассматривать в контексте иной группы, не принимая их в расчет.

Наиболее близкими Итум-Калинской маске являются антропоморфные забрала, обнаруженные у с. Ротмистровка (Рис. 3: 2) и у с. Куйбышево (Рис. 3: З)2. Их сближают меньшая проработка деталей лица, отсутствие бровей, переносицы, крыльев носа, схематично проработанный рот, дополнительная система вентиляции посредством отверстий в области рта и детали дополнительной фиксации. Штифты, схожие с итум-калинскими, находятся в Куйбышевской маске с обеих сторон ниже смотровых вырезов и на подбородке. Их большее количество свидетельствует о лучшей сохранности доспеха. На маске из с. Ротмистровки штифты в настоящее время отсутствуют, остались лишь отверстия под них.

Находка из с. Ротмистровки3 датируется 2-й половиной XIII — 1-й половиной XIV в.; маска, найденная у с. Куйбышево, датируется вместе с комплексом вооружения, в который она входит, временем накануне монгольской экспансии.4

Не менее уникально кольчато-пластинчатое полотно. На шлемах эта инновация появляется на рубеже XV—XVI вв., с этого времени она точно фиксируется на турецких боевых оголовьях5. По-видимому, до XVII в. в кольчато-пластинчатой защите шеи преимущественно применялся бехтерец из продолговатых пластинок, набранных вертикальными рядами и соединенных кольцами с коротких боковых сторон, позднее вытесненный более крупными пластинами. Последний способ известен на северокавказских шлемах XVIII—XIX вв.6, ранее о подобной традиции в этом регионе сведений нет. Единственная аналогия — остатки доспеха, найденные в

--------------
1. Бобринский А.А. Курганы и случайные археологические находки близ местечка Смелы. Том. 1. СПб., 1887. Табл. 13.; Кирпичников А.Н. Рец. на Пятышева Н.В. «Железная маска из Херсонеса». М., 1964.» // СА. № 3. 1966.; Пятышев Н.В. Железная маска из Херсонеса. М., 1964. Табл. 1; Народное искусство Российской Федерации из собрания Государственного музея этнографии народов СССР. Л., 1981. С. 169. Рис. 9; Шиллинг Е.М. Кубачинцы и их культура. С. 165. Рис. 74.
2. Бобринский А.А. Курганы... Табл. 13; Кравченко Э. Е. Погребение знатного воина XIII в. на реке Калке // Степи Европы в эпоху средневековья. Т. 3. Донецк, 2003. С. 126. Рис. 2, 1.
3. Кирпичников А.Н. Рец. на Пятышева... С. 215; Пятышев Н.В. Железная маска... С. 20.
4. Кравченко Э. Е. Погребение знатного воина... С. 126-128.
5. Müller H., Kunter F. Europaische Helme aus der Sammlung des Museums für Deutsche Geschichte. Berlin, 1984. S. 157. PL 58, S. 263.
6. Аствацатурян Э.Г. Оружие народов Кавказа. М., 1995, С. 52, Рис. 75; Ленц Э. Альбом изображений выдающихся предметов из собрания оружия. СПб., 1908. Табл. 5. Рис. 249.

--96--


1903 г. Веселовским в погребении у ст. Усть-Лабенской Кубанской области (Рис. 4) 1. Пластинки в данном случае крупнее, это один из самых ранних вариантов кольчато-пластинчатой конструкции2. Публикатор датировал весь комплекс 2-й половиной XIV — началом XV в. Но это вовсе не означает, что по-новому стоит рассматривать традицию бронирования головы: не исключено, что кольчато-пластинчатая защита наголовья изначально являлась частью корпусного доспеха.

Нужно констатировать, что сложное боевое оголовье — переделка позднесредневековых элементов, соединенных в традициях нового времени. По более позднему описанию кустарных промыслов Терской области (конец XIX в.) оружейники «занимаются и занимались преимущественно починкой старого оружия и сборкой из готовых частей».3 По-видимому, эта специфика вайнахских мастеров-оружейников не позволяет выделить признаки чеченского оружия из общей кавказской коллекции4.

Кольчатый доспех (Рис. 5) представляет собой рубашку длиной 80 см и шириной в груди 50 см. Длина правого рукава 46 см, левый рукав оборван, на что указывает неровный край, длина сохранившегося участка - 28 см. Вырез горловины квадратный, имеется осевой разрез без подполка. Определение его размеров затруднено, так как он поврежден разрывом. С правой стороны на отвороте обломанный медный крючок, с левой - остатки цепочки-застежки из таких же колец. Подол («подбор») также разделен на подзоры осевыми разрезами спереди и сзади. Задний имеет длину 22 см, передний разрушен разрывом. Плетение редкое, собранное из колец диаметром 1см и толщиной 0,1 см, кольца крепятся «на шип» (Рис. 8: 4). Сохранность плетения хорошая, но полотно местами порвано.

Итум-калинский кольчатый доспех относится к группе «панцирей», выделяемой по способу сборки колец; у остальных видов, кольчуг и байдан, кольца клепались двусторонним способом, «на гвоздь». На эту особенность впервые обратил внимание Гордеев, выявив тем самым отличия в производственной технологии позднесредневековых оружейников5. Появление на Северном Кавказе «панцирей» одностороннего плетения «на шип», относится, вероятно, к рубежу XV—XVI вв. Находки XIII - первой пол. XV вв. демонстрируют только способ крепления колец «на гвоздь»6, а все известные находки с креплением колец «на шип» в большинстве датируются не ранее начала XVI в.7

--------------
1. ОАК за 1903. С.70.
2. Горелик М.В. Монголо-татарское оборонительное вооружение 2-й половины XIV - начала XV в. // Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М., 1983. С. 247.
3. Вертепов Г.А. Очерки кустарных промыслов в Терской области // Терский сборник. Вып. 4. Владикавказ, 1897. С. 16.
4. Аствацатурян Э.Г. Оружие народов Кавказа. С. 65.
5. Гордеев Н.В. Русский оборонительный доспех // Государственная Оружейная Палата Московского Кремля. М., 1954. С. 79-81.
6. Чахкиев Д.Ю. Полуподземный склеп у сел. ВерхнийЛейми (Горная Ингушетия) // Средневековые памятники Чечено-Ингушетии. Грозный, 1985. С. 64; Чахкиев Д.Ю. Кольчатый доспех позднесредневековых вайнахских воинов // Новые археолого-этнографические материалы по истории Чечено-Ингушетии. Грозный, 1988. С. 67-70; Нарожный Е.И., Мамаев X.М., Чахкиев Д.Ю., Даутова Р.А. Полуподземные склепы Келийского могильника // Археологические открытия на новостройках Чечено-Ингушетии. Грозный, 1990. С. 71; Чахкиев Д.Ю., Нарожный Е.И. Погребение знатного горского война начала XV в. из селения Верхний Алкун (Горная Ингушетия) // Военное дело древнего и средневекового населения Северной и Центральной Азии. Новосибирск, 1990. С. 130; Нарожный Е.И., Нарожный В.Е., Чахкиев Д.Ю. Погребение № 15 Келийского могильника (Горная Ингушетия) // Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа». Вып. 5. Армавир, 2005. С. 297.
7. Чахкиев Д.Ю. Кольчатый доспех... С. 71-75.

--97--


Несомненно, эту границу можно принять для датировки публикуемого доспеха, а ряд признаков позволяют ее уточнить. Показателен способ застежки ворота. Использование застежек-крючков у кольчатых доспехов Северного Кавказа известно с конца XIII в.,1 но цепочка-застежка использовалась лишь на кольчатом панцире, случайно найденном близ чеченского селения Кулары, по особенностям кроя датируемого XVII—XVIII вв.2. Среди просмотренного нами аналогичного материала с других территорий цепочка-застежка встречается только у двух кольчуг одного клада начала XVIII в. у с. Джазатор на Горном Алтае3. Наиболее информативным признаком публикуемого панциря является его покрой. Полная длина рукавов характерна для позднего доспеха XVIII в. в Персии. Оттуда, вероятно, попадает этот тип на Северный Кавказ во второй четверти XVIII в. во время завоевательных походов Надир-шаха. Самое раннее свидетельство бытования такого доспеха на Северном Кавказе мы можем видеть на рисунке Я. Потоцкого конца XVIII в.4: знатный чеченском воин одет в кольчатый доспех, очень схожий по покрою с итум-калинским. Несколько позднее датируется панцирь (ГИМ. Инв. № 3338) — часть формы лейб-гвардейцев Кавказско-Горского полуэскадрона собственного Е.И.В. конвоя. Еще один панцирь с полной длиной рукавов того же конвоя принадлежал конвойцу Е.С. Молло и был им подарен в музей замка Шантийи во Франции,5 где хранится и поныне. Оба панциря непринципиально отличаются от итум-калинского наличием стоячего ворота. У хевсуров, соседей вайнахов, изготовлявших и массово использовавших кольчатый доспех вплоть до начала XX в., такой покрой встречался редко и мог дополняться даже приплетенными рукавицами6. Редкость покроя объясняется его дороговизной, на что косвенно указывают изображения в таких панцирях конвоя — института добровольных заложников, собиравшего в своих рядах представителей знатнейших родов Северного Кавказа (Рис. 6).

Таким образом, итум-калинский панцирь можно датировать 2-й половиной XVIII—XIX в., а весь комплекс защитного вооружения — первой половиной Большой кавказской войны, на что указывает религиозный орнамент боевого оголовья.

© Кулешов Ю. А., 2008

--------------
1. Нарожный Е.И., Нарожный В.Е., Чахкиев Д.Ю. Погребение № 15... С. 298.
2. Чахкиев Д.Ю. Кольчатый доспех... С. 75.
3. Слюсаренко И.Ю., Черемисин Д. В. Находки кольчуг близ с. Джазатор (Горный Алтай) // Гуманитарные науки в Сибири. № 3. Новосибирск, 1995. С. 101-102.
4. Чахкиев Д.Ю. Кольчатый доспех... С. 75. С. 76. Рис. 5.
5. Аствацатурян Э.Г. Оружие народов Кавказа. С. 14. Рис. 10.
6. Элашвили В.И. Парикаоба (хевсурское фехтование). Тбилиси, 1956. С.4.

--98--


Иллюстрации


1. Вид спереди

2. Вид сбоку

3. Вид сзади

4. Вид сверху. Орнамент.

Рис. 1. Боевое оголовье.



1. Кольчатая вставка на затылке.

2. Общий вид защиты лица изнутри.

3. Антропоморфное забрало-маска.
Вид снизу, вентиляционные отверстия носа.

4. Способ фиксации антропоморфного забрала-маски
с кольчато-пластинчатой защитой.

Рис. 2. Детали боевого оголовья.



Рис. 3. Антропоморфные забрала-маски.



Рис. 4. Спекшиеся пластинки кольчато-пластинчатого панциря найденого у ст. Усть-Лабинской.
1 - Вид сверху; 2 - Вид с боку.



1. Вид спереди.

2. Вид сбоку.

3. Вид сзади.

4. Плетение колец панциря.

Рис. 5. Вид комплекса в целом.



Рис. 6. Кольчатые панцири с полной длиной рукавов чинов Лейб-гвардии
Кавказско-Горского полуэскадрона собственного Е.И.В. Конвоя на картинах художников-современников.