header photo

Главная - Библиотека - Археология

Глебов В. П., Гармашов А. И. Погребение огузо-печенежского времени из могильника Буденновский

Глебов В. П., Гармашов А. И. Погребение огузо-печенежского времени из могильника Буденновский // Историко-археологические исследования в г. Азове и на нижнем Дону в 2009 г . Азов, 2011. — С. 360-371.
OCR — Ровдо Роман

В 2006 г. экспедиция АНИБ проводила раскопки курганного могильника Будённовский, находящегося в Родионово-Несветайском районе Ростовской области в 0,8 км восточнее пос. Октябрьский (Будённовка) на мысу левого коренного берега р. Тузлов (вторичный правый приток р. Дон). В ходе работ в кургане 8 было исследовано средневековое погребение, являющееся предметом данной публикации.
Курган 8, сооруженный в эпоху бронзы, располагался в южной части могильника на значительном расстоянии (135 м) к востоку от

-360-


основной цепочки насыпей. Современные размеры кургана составляли: диаметр приблизительно 12 м, высота - 0,2 м.
Погребение 8 (рис. 1,1) было впущено в центральную часть насыпи, глубина его — 0,75 м от Ro. Погребальное сооружение, прослеженное частично, представляло собой подпрямоугольную яму, ориентированную в направлении СВ-ЮЗ, ширина ямы 0,85-0,9 м, длина — не менее 1,8 м. Костяк мужчины 25-30 лет лежал вытянуто на спине, был ориентирован черепом к юго-западу.
У правого плеча находились фрагменты лепного сосуда (несколько таких же фрагментов были найдены в заполнении) (рис. 1,8). Под юго-восточной стенкой, справа вдоль костяка (от плеча до середины бедра), располагался колчан, внутри которого остриями к устью находились железные наконечники стрел (4 шт.) с остатками древков (рис. 1,9). Горловина колчана была снабжена костяными и железными накладками (рис. 2,1, 2,4), кроме того, железные накладки были найдены в районе нижней части колчана в 20 см от бедренной кости погребённого (рис. 2,5) и в заполнении (рис. 2,7). Примерно в средней части колчана находилась железная скоба (рис. 1,3). Рядом со скобой были найдены фрагменты костяной лучной накладки (рис. 1,5). Справа от погребённого, в 30 см от бедренной кости, рядом с нижней частью колчана, располагались железные удила (рис. 1,4), кресало (рис. 1,2) и остатки напутственной пищи - обломки плечевой кости и метаподия овцы/козы. Между петлёй и накладками нижней части колчана была найдена маленькая восьмёрковидная железная пряжка (находилась на колчане или под колчаном) (рис. 1,6). Возле коленного сустава правой ноги (в 3-4 см к востоку) лежала крупная кольцевая железная пряжка (рис. 1,7).
Поверх костей были прослежены следы бело-сиреневого камышового(?) тлена — вероятно, остатки рухнувшего перекрытия могилы. Под костями зафиксированы пятна белого и коричневого органического тлена — остатки подстилки.
Инвентарь:
1. Лепной сосуд (рис. 1,8) с туловом подовальной формы, покатыми плечиками, низким горлом, отогнутым скруглённым венчиком. Поверхность сосуда светло-коричневого цвета с тёмно-

-361-


коричневыми пятнами, довольно тщательно заглажена, подлощена, местами закопчена, внутренняя - светло-коричневого цвета с чёрными пятнами сажи(?). Черепок в изломе чёрный, тесто грубое, плотное, примеси: песок, известь. Размеры: высота — 12,5 см, диаметр венчика — 10,8 см, тулова — 12,3 см, дна — 8,6 см.
2.Железные удила (рис. 1,4). Грызло состоит из одного звена — стержня с кольчатыми окончаниями, в которые вставлены подвижные трензельные кольца. Стержень удил несколько изогнут ближе к одному из окончаний. Прут, из которого сделаны удила, округлый в сечении (диаметр около 1,5 см), лишь у одного из кольчатых окончаний он становится четырёхгранным (1,1x1,4 см). Размеры: длина удил — приблизительно 16,5-17 см, реконструируемый диаметр кольчатых окончаний — около 3-3,2 см. Трензельные кольца сделаны из округлого в сечении прута диаметром около 1,2-1,3 см, диаметр сохранившегося кольца — 5,4 см.
3.Железное кресало (рис. 1,2) калачевидное с треугольным язычком, рамка в сечении подовальная, с одной стороны — отпечаток ткани. Размеры кресала: приблизительно 7x2,9x0,8-1,1 см.
4.Железная пряжка (рис. 1,7) с рамкой кольцевой формы и подвижным, слегка прогнутым язычком. Размеры: диаметр пряжки — 4,2 см, рамка в сечении — 0,9-1,1 х 1,1-1,3 см.
5.Железная пряжка (рис. 1, 6) с рамкой восьмёрковидной формы и подвижным язычком. Размеры пряжки — 2,2 х 3 см, рамка в сечении — 0,4-0,5 х 0,5-0,7 см.
6.Костяные накладки колчана (рис. 2,2) — верхняя и две боковые. Верхняя костяная накладка находилась на неподвижной крышке колчана, боковые накладки обрамляли горловину с двух сторон.
Верхняя (рис. 2, 2-а) — сохранилась не полностью, имела, вероятно, подпрямоугольную форму. По внешней поверхности накладка украшена циркульным орнаментом и прочерченными линиями, соединяющими некоторые из кружков. Размеры накладки: длина прим. — 9-10 см, ширина - не менее 2,3 см, толщина — 0,07-0,2 см.
Боковые, 2 шт. (рис. 2, 2-6) — длинные, сужающиеся книзу, в сечении сегментовидные. Одна сохранилась полностью, вторая была вынесена норой, уцелела лишь верхняя часть. По внешней поверхности накладки украшены циркульным орнаментом и косыми прочерченными

-362-



Рис. 1.
К/м Буденновский, к. 8, п.8
1 - план и разрез погребения; 2 - железное кресало; 3 - железная скоба; 4 - железные удила; 5 - костяная накладка лука; 6,7 - железные пряжки; 8 - лепной сосуд; 9 - наконечники стрел

-363-


линиями, соединяющими кружки циркульного орнамента. На тыльной стороне уцелевшей накладки в средней её части видны косые насечки. Размеры: длина накладок составляла около 13,5 см, ширина в верхней части — 0,9 см, в нижней — 0,4 см, толщина — 0,12-0,15 см.
7.Железный гвоздик с остатками древесины (рис. 2,3) — был найден среди фрагментов верхней накладки. Очевидно, гвоздик крепил верхнюю накладку к деревянной основе колчана. Гвоздик округлый в сечении, длина -1,6 см, диаметр сечения в верхней части — 0,28 см.
8.Железные накладки верхней части колчана (рис. 2,4). Крепились к деревянной основе заклёпками и гвоздями. Набор накладок включает изогнутый железный стержень-обод, обрамлявший переднюю часть горловины (рис. 2,4-б), и вертикальные железные стержни по бокам верхней части колчана (рис. 2,4-а) (in situ сохранился только один, второй был вынесен норой). Верхний конец переднего обода стыковался с боковым стержнем в его средней части; возможно, они были сварены в единую конструкцию. В местах крепления к основе колчана накладки снабжены округлыми или полукруглыми выступами, являвшимися шляпками заклёпок (диаметр шляпок — 1,4-1,5 см, высота заклёпок — 0,7-1 см). К переднему ободу в центральной части приварен короткий (4,2 см) стержень, спускающийся вниз по колчану, с заклёпкой посередине. Передний обод крепился к основе колчана, очевидно, пятью заклёпками: тремя спереди и двумя по бокам (считая несохранившуюся заклёпку на утраченной части обода). Боковой стержень крепился к деревянной основе колчана двумя заклёпками в средней и нижней части. Верхний конец бокового стержня был загнут на крышку колчана поверх костяной накладки, крепился к деревянной основе железным гвоздём, конец стержня оформлен в виде круглой шляпки гвоздя (диаметр шляпки — около 1,6-1,7 см, длина гвоздя — 2 см). Нижний конец стержня слегка изогнут. Стержни в сечении округлые с одной уплощённой стороной, диаметр — 0,4-0,5 см. Размеры переднего обода: высота - 11,5 см, ширина (реконстр.) — около 10 см, высота бокового стержня — около 17 см. На большинстве заклёпок и гвоздей сохранились следы древесины.

-364-



Рис. 2.
К/м Буденновский, к.8, п.8:
1 - полевой рисунок горловины колчана; 2 - костяные накладки колчана; 3 - гвоздик; 4 - железные накладки верхней части колчана; 5 - фр-ты железных накладок нижней части колчана; 6 - реконструкция горловины колчана; 7 - фр-ты железных накладок из заполнения

-365-


9.Железные накладки нижней части колчана (рис. 2,5) были потревожены норами, представляли собой обломки железного обода, снабженного полукруглыми выступами, являвшимися шляпками гвоздей (диаметр шляпок — 1,5-1,6 см, гвозди четырёхгранные, длина гвоздей — до 3,4 см). На гвоздях сохранились следы древесины. Очевидно, низ колчана был охвачен спереди железным ободом, крепившимся к деревянному дну колчана гвоздями.
Помимо этого, в заполнении были найдены фрагменты аналогичных железных накладок с выступами и расширениями округлой или полукруглой формы, являющимися головками шляпок и гвоздей, а также обломки гвоздей и заклёпки без шляпок (рис. 2,7). Вероятно, это части переднего обода и второго бокового стержня, вынесенные норами.
10.Железная скоба (рис. 1,3) с окончаниями, раскованными сбоку в полукруг, крепилась к колчану двумя заклёпками. Размеры: длина — 6,5 см, высота (без заклёпок) — 1,5 см, ширина — 0,8 см, у окончаний — 1,5 см, высота заклёпок — 0,8 см. На заклёпках сохранились следы древесины.
Реконструкция колчана. Колчан, очевидно, представлял собой полузакрытый сверху деревянный короб с горловиной в верхней части сбоку (рис. 2,6). Горловина была снабжена костяными и железными накладками; низ колчана, вероятно, также был охвачен спереди железной накладкой-ободом. Расположение накладок позволяет восстановить приблизительные размеры колчана: длина не менее 80 см, ширина в верхней части — около 10 см, размеры горловины — приблизительно 8-9 х 12-13 см. Сбоку в средней части тулова колчан имел скобу, крепившуюся к деревянной основе колчана заклёпками.
Колчаны подобной конструкции с полузакрытым верхом — не редкость в погребениях кочевников эпохи средневековья (см. например, Дитлер, 1995. С.236. Табл. XXXVIII). Правда, на фоне многочисленных находок в средневековых кочевнических погребениях колчанов подцилиндрической или уплощённо-цилиндрической формы, прямоугольно-четырёхгранный колчан из Будённовского кажется необычным. Однако изгиб железных накладок под углом, близким к прямому, допускает лишь такую реконструкцию колчана

-366-


(во всяком случае, в его верхней части). Костяные, часто орнаментированные накладки являются обычным элементом декора колчанов (Фёдоров-Давыдов, 1966. С.31). Достаточно широко представлены в находках и железные накладки, однако они чаще всего представляют собой вертикальные стержни — крепления каркаса по бокам колчана с петлями для ремней портупеи (Круглов, Лукашев, Мамонтов, 2003. Рис. 5,16-17, 7,6-7,20; Круглов, Сергацков, Балабанова, 2005. Рис. 4,11), реже — пластинчатые накладки-оковки короба колчана (Гармашов, 2002. С.212. Рис. 4,1-2), известны и другие разновидности железных колчанных накладок (Фёдоров-Давыдов, 1966. С.29).
Сочетание костяных и железных колчанных накладок также встречается, хотя и не часто (см., например, Круглов, Лукашев, Мамонтов, 2003. Рис. 7,6-7,16-20). Но железные накладки из Будённовского с округлыми или полукруглыми выступами совершенно оригинальны, аналогии им нам не известны.
Железные наконечники стрел (рис. 1,9):
а) наконечник листовидной формы, общая длина — 8,7 см (рис. 1,9-а), головка в сечении линзовидно-уплощённая, длина головки — 6 см, ширина — 1,9 см, толщина — до 0,9 см, черешок в сечении округлый, длина — около 2,7 см, на черешке сохранились остатки древка;
б) массивный наконечник листовидной формы, общая длина — около 11 см (рис. 1,9-б), головка в сечении линзовидная, с одной стороны головки сохранились остатки древесины колчана, длина головки — около 6-6,5 см, ширина — приблизительно 2,6-2,7 см, толщина — до 1,7 см, черешок в сечении округлый, длина — около 4-4,5 см, на черешке сохранились остатки древка;
в) наконечник пулевидной формы, общая длина — 10,1 см (рис.1,9-в), головка в сечении округлая, длина головки — около 4,7-5 см, диаметр — приблизительно 1,5-1,7 см, черешок в сечении округлый, длина — около 5,1-5,4 см, на черешке сохранились остатки древка;
г) наконечник пулевидной формы, общая длина — 6,6 см (рис. 1,9-г), головка в сечении округлая, длина головки — около 3,5 см, диаметр — приблизительно 1,4 см, черешок в сечении округлый, длина — около 3 см, на черешке сохранились остатки древка.

-367-


11. Фрагменты костяной накладки лука (рис. 1,5). Судя по сохранившимся обломкам, это одна из боковых накладок рукояти (которая, очевидно, была вынесена норой). Тыльная сторона накладки покрыта продольной насечкой. Толщина накладки — до 2 мм, ширина и сохранившейся части — 1,4 см, длина не восстанавливается.
Большинство предметов инвентаря из публикуемого комплекса датируется широко. Лепной сосуд обладает сходством с горшками типа А по классификации С.А. Плетневой, бытующими с IV по XIII вв.. (Плетнёва, 1963. С.10. Рис.4). Калачевидное кресало с треугольным язычком принадлежит к наиболее многочисленной разновидности кресал с большим диапазоном бытования IX-XIV вв., Евглевский, Потемкина, 2000. С.189-192), Листовидные и пулевидные наконечники стрел имели весьма широкое распространение на протяжении всей эпохи средневековья. То же можно сказать и о безщичковых рамчатых пряжках с подвижными язычками.
Наиболее узким хроноиндикатором в инвентаре погребения являются удила. На их датировке стоит остановиться подробнее. В литературе удила, состоящие из одного звена с кольчатыми окончаниями, в которые обычно вставлены подвижные трензельные кольца, получили название удил без перегиба или односоставных удил. Еще в одной из своих ранних работ С. А. Плетнева отметила тяготение удил, «сделанных из одного железного прута», к погребениям «первой группы» в неглубоких грунтовых прямоугольных или овальных могилах, обычно впускных, с западной ориентировкой погребенных и чучелом коня, которые она датировала в основном X в., не исключая датировки некоторых комплексов IX-X или X-XI вв.. и соотносила с печенегами (Плетнева, 1958, С.153-165). Однако Г.А. Федоров-Давыдов при членении материала на хронологические группы отнёс односоставные удила (тип В-1 по его классификации) к группе вещей XII в. (Федоров-Давыдов, 1966. С.115). Эта ошибочная датировка односоставных улил была принята некоторыми исследователями (см., например, Плетнева, 1973. С.15; Мажитов, 1981. С.157). Тем не менее, гипотеза о ранней хронологической позиции удил без перегиба не прекратила существования. А.Н. Кирпичников в своем фундаментальном труде датировал удила без перегиба (тип VI но его классификации) преимущественно

-368-


X-XI вв. и связывал их с печенегами, отчасти с торками (огузами) (Кирпичников, 1973. С.17-18). В.А. Кригер на базе изучения средневековых курганов Заволжья и Приуралья выявил устойчивую взаимовстречаемость таких улил с типами вещей конца IX - середины XI вв. (Кригер, 1985. С.12).
С.А. Плетнёва, вернувшись к вопросу датировки односоставных удил на материалах кочевнического могильника у Саркела — Белой Вежи, оставленного по её мнению смешанным огузо-печенежским населением, зафиксировала их находки в комплексах X-XI вв. (Плетнёва, 1990. С.48-49). Г.Н. Гарустович и В.А. Иванов в сводной работе по огузо-печенежским древностям евразийских степей отметили, что удила без перегиба встречены только в печенежских погребениях и наибольшее распространение имели в X-XI вв. (Гарустович, Иванов, 2001. С.85-86).
Дату погребения из Будённовского способна уточнить костяная боковая накладка на рукоять лука. Луки, снабжённые только боковыми костяными накладками, но мнению исследователей, получают распространение в VII-Х вв. (Гаврилова, 1965. С.87; Соловьёв, 1987. С.21-22; Измайлов, 1998. С.200-201).
Таким образом, средневековое погребение из Будённовского с наибольшей вероятностью может быть отнесено к огузо-печенежскому времени (вторая половина IX - первая половина XI вв.). Любопытно, что, несмотря на наличие в могиле деталей конской упряжи (удил), погребённый не сопровождался останками коня. Согласно последним разработкам, именно расположение чучела или шкуры коня в могиле является одним из главных дифференцирующих признаков при определении печенежской или огузской принадлежности погребений рассматриваемого времени: для огузов над погребённым (в заполнении могилы, на перекрытии, на крышке гроба), для печенегов на дне мог илы рядом с погребённым (Гарустович, Иванов, 2001. С.94; Круглов, 2001. С.399-403; Круглов, Сергацков, Балабанова, 2005. С.245). Однако наличие в погребении костей барана, односоставных удил, лука со срединными костяными накладками, керамического лепного сосуда более соответствует «типологической матрице печенежской археологической культуры» (Гарустович, Иванов, 2001. С.94-95).

-369-


Гаврилова, 1965 - Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племён. М.-Л., 1965
Гармашов, 2002 - Гармашов А.И. О некоторых памятниках XIV века в Аксайском районе // Аксайские древности. Ростов н/Д, 2002
Гарустович, Иванов, 2001 - Гарустович Г.Н., Иванов В.А. Огузы и печенеги в евразийских степях. Уфа, 2001
Дитлер, 1995 - Дитлер П.А. Раниесредневековый могильник Мешоко // Археология Адыгеи. Майкоп, 1995
Евглевский, Потёмкина, 2000 — Евглевский А.В., Потёмкина Т.М. Кресала в позднекочевнических погребениях Восточной Европы // Степи Европы в эпоху средневековья. Том 1. Донецк, 2000
Измайлов, 1998 - Измайлов И.Л. К истории сложного лука Волжской Булгарии середины VIII - X вв. // Военная археология. Оружие и военное дело в исторической и социальной перспективе. Материалы международной конференции. СПб., 1998
Кирпичников, 1973 - Кирпичников А.Н. Снаряжение всадника и верхового коня на Руси в IX-XIII вв. Л., 1973
Кригер, 1985 - Кригер В.А. Кочевники Южного Приуралья и Заволжья в средние века. Автореф. дисс. ... к.и.н. М., 1985
Круглов, 2001 - Круглов Е.В. Погребальный обряд огузов Северного Прикаспия 2-й половины IX - первой половины XI в. // Степи Евразии в эпоху Средневековья. Том 2. Донецк, 2001
Круглов, Лукашев, Мамонтов, 2003 - Круглов Е.В., Лукашев А.В., Мамонтов В.И. Погребения кочевников IX - начала XI века на территории Палласовского района Волгоградской области // НАВ. Вып. 6. Волгоград, 2003
Круглов, Сергацков, Балабанова, 2005 - Круглов Е.В., Сергацков И.В., Балабанова М.А. Новые погребения огузов у с. Колобовка // НАВ. Вып. 7. Волгоград, 2005
Мажитов, 1981 - Мажитов Н.А. Курганы Южного Урала VIII-XII вв. М., 1981
Плетнёва, 1958 - Плетнёва С.А. Печенеги, торки и половцы в южнорусских степях // МИА № 62. М.-Л. 1958
Плетнёва, 1963 - Плетнёва С.А. Средневековая керамика Таманского городища // Керамика и стекло древней Тьмутаракани. М. 1963

-370-


Плетнёва, 1973 - Плетнёва С.А. Древности Чёрных Клобуков. М. 1973
Плетнёва, 1990 - Плетнёва С.А. Печенеги и гузы на Нижнем Дону (по материалам кочевнического могильника у Саркела - Белой Вежи). М. 1990
Соловьёв, 1987 - Соловьёв А.И. Военное дело коренного населения Западной Сибири. Эпоха средневековья. Новосибирск, 1987 Фёдоров-Давыдов, 1966 - Фёдоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966

-371-