header photo

Главная- Библиотека - Археология

Березуцкий В. Д. Новые данные о поздних кочевниках из левобережья Среднего Дона

Березуцкий В. Д. Новые данные о поздних кочевниках из левобережья Среднего Дона // Исследование памятников археологии Восточной Европы. Воронеж. 1989. с. 152-165.

История кочевников Х-ХIV вв. территории Среднего Дона одна из малоизученных. Количество исследованных в настоящее время кочевнических погребений этого времени незначительно [1], что определяет необходимость и важность публикации новых материалов.
В 1985-1987 гг. отряд экспедиции Воронежского пединститута исследовал курганы Власовского могильника, расположенного на водораздельном участке рек Ворона и Баклуша (бассейн Хопра), высотой до 20 м, в 2 км севернее с. Власовка Грибановского района Воронежской области [2] . Могильник открыт в 1964 году [3] . Исследовано 17 из 18 курганов, расположенных компактной группой (рис. 1, 1). Обнаружены погребения эпохи бронзы, раннего железного века и кочевников средневековья. Настоящая публикация посвящена материалам кочевнических погребений.
Погребение 1 кургана 3. В юго-восточном секторе кургана сразу под слоем дерна обнаружен костяк женщины, лежавшей вытянуто

-152-



Рис. 1.
Власовский могильник.

I — план могильника, II — курган № 3, план и профиль, III — план погр. 1.
1-4 — погр. 1: 1 — дерево; 2 — зеркало; 3 — наперсток (?); 4 — бубенчик; 5-19 погр. 2: 5-8 — кольца; 9, 11-17 — фрагменты изделий; 10 — бусина; 18 — кресало; 19 — наконечник стрелы (2-4 — бронза; 5-8, 9, 11-19 — железо; 10 — паста).

-153-


на спине головой на ЮЮЗ. Правая рука согнута в локте, кисть покоилась на тазовых костях, левая рука вытянута вдоль костяка (рис. 1, III). Форма могильной ямы не выявлена.
Справа у черепа находились остатки сгнившего дерева (рис. 1, III-1)*. Рядом обнаружены фрагменты бронзового зеркала диаметром 8,0 см с высокой закраиной (рис. 1, III-2). С внутренней стороны, вокруг центральной орнаментальной розетки - арабская надпись почерком "насхи". Рядом с зеркалом лежал небольшой бронзовый колпачек в виде наперстка с вертикально восходящими насечками по внешней поверхности с отверстием у основания (рис. 1, III-3). Слева от черепа найден бронзовый бубенчик (рис. 1, III-4). Под костяком местами сохранились остатки органики от одежды или подстилки.
В области груди и позвоночника обнаружены древесные угли. В этих местах кости обожжены в результате действии огня.
Погребение 2. Обнаружено в центре кургана. Яма прямоугольной формы (2,0x2,15-2,5 м) с вертикальными стенками и ровным полом была ориентирована длинными сторонами по линии СЗ-ЮВ и углублена в материк до 0,3 м. Могила ограблена. Фрагменты костяка взрослого человека в беспорядке были разбросаны у юго-восточной стенки. Здесь же найдены: овальное железное кресало с внутренней овальной прорезью (рис. 1, 18); железные кольца (рис. 1, 5-8); фрагменты железных предметов с остатками кожи и ткани (рис. 1, 9,11-14,16,17); небольшие железные гвозди (рис.1, 15), черешковый железный наконечник стрелы пирамидальной формы с трехгранным сечением, с головкой длиной 20 мм (рис. 1, 19); круглая шарообразная пастовая бусина бледно-желтого цвета с перистым орнаментом, нанесенным голубой нитью (рис. 1, 10). Здесь же, у юго-восточной стенки ямы, обнаружены угольки.
Погребение 2 кургана 10 наложилось на сарматскую яму и большей частью разрушило ее (рис. 2, II). Совершено в яме прямоугольно -удлиненной формы размером 2,9 (общая длина, включая сарматскую яму) х 1,0 м, ориентированной длинными сторонами по линии СВ-ЮЗ и углубленной в материк до 0,2 м. Пол ямы неровный. В северо-восточной части ее пол углублен в материк на несколько сантиметров больше, чем позднекочевническая яма, в разрезе корытообразной формы, стенки пологие.

--------------------
* Номера вещей на планах погребений и под рисунками вещей соответствует.

-154-



Рис. 2. Власовский могильник. Курган № 10.
I — план и профиль кургана, II — план и профиль погр. № 1 и 2.
1-8 — вещи из погр. № 2: 1 — чашка; 2 — предмет непонятного назначения; 3 — шило; 4-5 — пинцеты (?); 6 — ножницы; 7 — фрагмент ножа; 8 — гвозди (1 — бронза; 2-8 - железо).

-155-


Костяк женщины находился ближе к северо-западной стенке в положении вытянуто на спине, головой на северо-восток, руки вытянуты вдоль костяка (рис. 2, II).
В юго-восточной и северо-восточном углах ямы лежало две камня из песчаника. Один плоский (в юго-восточном углу), другой пирамидальной формы, оба без каких-либо следов обработки. У правой руки погребенной обнаружена бронзовая чашка из листовой бронзы с двумя отверстиями для подвешивания (рис. 2, 1). Рядом найдены остатки сильно окислившегося железного предмета, похожего на ручку, приваренную сбоку к чашке (не сохранился), а также железный предмет непонятного назначения (рис. 2, 2).
У левой ноги находился набор галантерейных предметов: железное шило в кованом чехле (рис. 2, II-3); два железных предмета, схожих с пинцетами (рис. 2, II-4, 5), на одном из них (рис. 2, II-4) сохранились следы ткани с золотой нитью; шарнирные ножницы с кольцами (очевидно, находились в деревянном чехле, от которого сохранился древесный тлен); фрагмент одностороннего рогового гребня (не сохранился); остатки железного ножа (рис. 2, II, 7). Над погребенной в различных местах найдено более 20 железных гвоздей с полусферической шляпкой (рис. 2, II, 8). На гвоздях сохранилось дерево, очевидно от дощатого перекрытия. Судя по длине сохранившихся гвоздей, толщина досок не превышала 2 см.
Так как один из камней находился вне пределов сарматской ямы, а другой в пределах позднекочевнического погребения, следует, видимо, считать камни принадлежностью позднекочевнического погребения. Из этого предположения следует, что создатели погребения 2 по непонятной причине при сооружении погребения оставили в яме сарматский кувшин и миску, не заметить которые они не могли, т.к. последние находились на уровне позднекочевнической ямы. Костяк же сарматского погребения (ребенок) лежал ниже уровня пола позднекочевнической ямы примерно на 5 см. Череп, правую руку создатели погребения 2 выбросили, т.к. они были замечены, но остальная часть сарматского костяка, благодаря более низкому положению осталась нетронутой, как остались нетронутыми сарматские бусы лежавшие под черепом позднекочевнического погребения.
Принадлежность погребения 2 к позднекочевническому миру доказывает присутствие при погребенной бронзовой чашки (они известны у кочевников средневековья [5, с. 87, рис. 15] , известны и на Среднем Дону в материалах ХIII-XIV вв. [16, с. 127, рис. 3]), а также

-156-


шарнирных ножниц современного типа, известных в позднекочевнических погребениях [5, с. 87, рис. 15; 5, с. 84]. Ни бронзовые чашки из листовой бронзы, ни шарнирные ножницы не характерны для сарматов лесостепного Дона и других территории [6; 7].
Погребение 3 кургана 15. Совершено в центре кургана в яме прямоугольно-удлиненной формы с закругленными углами размером 1,6x0,85 м, ориентированной длинными сторонами по линии С-Ю с небольшим отклонением в восточный сектор. Стенки ямы отвесные, пол ровный, глубина в материке - 0,7 м (рис. 3, II).
В заполнении (глина с примесью чернозема) найдены на различной глубине: мелкие фрагменты дерева: в юго-восточной части ямы - три плоских в сечении железных черешковых наконечника стрел (рис. 3, 3-5); костяной колпачек (рис. 3, 1). В северо-западном углу ямы обнаружен плоский черешковый наконечник стрелы (рис. 3, 6), плоская круглая с отверстием по центру костяная поделка (рис. 3, 2), кость ноги и лопатка овцы.
Погребенный (юноша ростом 1,45 м) лежал вытянуто на спине, головой на север с незначительным отклонением на ССВ (рис. 3, II). Руки вытянуты вдоль костяка.
При погребенном находился сравнительно богатый набор вещей. У головы обнаружены: парные железные стремена с широкой подножкой арочным контуром (рис. 3, 12); двусоставные кольчатые удила (рис. 3, 11); железная подпружная сегментовидная пряжка (рис. 3, 10). На стременах, удилах, пряжке сохранились остатки ткани. У северной стенки найдены узкие костяные пластины (рис. 3, 8). С внутренней стороны на них сохранились остатки дерева. Место, где были обнаружены пластины, устлано древесным тленом. Обкладки крепились к деревянной основе при помощи сохранившихся костяных и железных гвоздей (рис. 3, 12), забитых поочередно или рядом друг с другом. В восточной части древесного тлена и костяных пластин лежали коррозированные фрагменты железа (рис. 3, 7) с остатками дерева и ткани. Здесь же найдена костяная плоская трапециевидной формы поделка с овальным отверстием по центру (рис. 3, 13). С внутренней стороны поделки сохранились остатки дерева. На внешней стороне тонким резцом нанесены рисунки рыбы и бегущего ушастого зверя с коротким хвостом (заяц?).
Рядом находилась плоская костяная фигурка с изображением животного кошачьей породы (лев или рысь) (рис. 3, 14). С противоположной стороны скопления древесного тлена обнаружена

-157-



Рис. 3. Власовский могильник. Курган № 15.
I — план и профиль кургана; II — план погр. 3; 1-12 — вещи из погр. 3; 1 — колпачек; 2 — поделка; 3-6 — наконечники стрел; 7, 8 — фрагменты предметов от седла; 9 — изображения оленя; 10 — пряжка; 11 — удила (1, 2, 8, 9 — кость; 3-7, 10, 11 — железо).

-158-



Рис. 3 (продолжение)
12 — стремена; 13 — поделка; 14 — фигурка; 15 — шишак (?); 17 — пряжка; 18 — кресало; 19 — пряжка; 20 — кольцо; 21 — пряжка; 22 — кольцо; 23, 24 — фрагменты поясного ремня; 25 — нож; 26 — реконструкция поясного ремня (12, 15, 18, 25 — железо; 13, 14 — кость; 17, 19-24 — серебро).

-159-


такая же пластина с изображением скачущего оленя (рис. 3, 9).
Сначала узкие костяные пластины и древесный тлен были приняты за остатки колчана с деревянной основой и костяными обкладками. Однако наличие узких фигурных костяных пластин нехарактерных для колчанов [5, с. 30, рис. 4, с. 31; 8], обильный древесный тлен и находки нескольких кусков дерева, расположение костяных пластин и древесного тлена у изголовья (обычно колчаны располагаются сбоку, справа или слева от погребенного), наконец, положенные рядом предметы конной сбруи (удила, подпружная пряжка, стремена) свидетельствуют о том, что в погребении обнаружены остатки седла. Седла встречаются в кочевнических погребениях и часто их обивали узкими костяными пластинами [5, с. 21; 9, с. 244, рис. 72, 42]. Фигурки животных и костяная поделка с изображением рыбы и животного, очевидно, также являются принадлежностями седла.
Справа, на линии локтевого сустава погребенного, у ребер лежал железный конусовидный полый предмет, свернутый из листового железа высотой 4,5 см и диаметром около 3 см с остатками ткани (рис. 3, 15). Почти рядом находился бесформенный кусок окислившегося железа (рис. 3, 16).
Конусовидный предмет представлял собой, по всей вероятности, верх головного убора - шишак. Такого типа предметы известны в кочевнических погребениях [4, с. 95, рис. 2, с. 97, рис. 4, 9].
В области таза найдены две серебряные пряжки с дужкой (рис. 3, 17), На дужках сохранились остатки нитей и ткани, а в прорезях для ремня - фрагменты кожи. Внешняя сторона пряжек орнаментирована рельефным растительным орнаментом, внутренняя -"чешуйчатым".
Третья, такая же пряжка, но без дужки, найдена посередине таза (рис. 3, 19). У кисти левой руки лежало железное калачевидное кресало с внутренним треугольным выступом и остатками ткани (рис. 3, 18).
В области таза погребенного, а также у кисти левой руки находились остатки серебряного поясного набора: серебряная пряжка с овальной дужкой растительным орнаментом и орнаментом в виде насечек (рис. 3, 21); три серебряных ременных кольца (два полусферической и одно овальной формы) (рис. 3, 20, 22). У кисти левой руки располагались остатки пояса с ременной основой, на которую при помощи штифтов крепились фольгированные серебряные декоративные бляшки полулунной формы с рельефным растительным

-160-


орнаментом по поверхности (рис. 3, 23). Основа, на которую крепилась 21 бляшка - кость.
Окончание ремня удлиненной формы, на серебряной фольге -рельефный растительный орнамент (рис. 3, 23, 24). Костяная основа, на которую крепилась фольга, крепилась штифтами к плоской бронзовое основе, которая также орнаментирована растительным орнаментом, нанесенным тонким резцом.
У правой руки погребенного лежал черешковый железный нож с остатками деревянных ножен (рис. 3, 25). Длина лезвия 12 см, черешка - 3,5 см, наибольшая ширина сегментовидного в сечении лезвия - 2 см*.
В области груди погребенного найдены фрагменты ткани.
Четко датирующим типом мечей из погребения I кургана 3 является зеркало. Зеркала с арабской надписью почерком "насхи" известны нз Нового Сарая [5, с. 83, Болгара 10, с. 35]. Г.А. Федоров-Давидов датирует их золотоордынской эпохой - второй половиной ХIII-XIV вв. [5, c. 116]. Не противоречит этому времени и меридиональная ориентировка костяка, хотя для золотоордынской эпохи более характерна не южная, а северная ориентировка [5, с. 163-165]. Аналоги бронзовому бубенчику и колпачку (наперстку?) имеются в материалах кочевнических древностей Поросья [11, с. 85, табл. 37, 7; 12, с. 169, рис. 9, 1].
Наконечник стрелы из погребения 2 кургана 3 ближе всего к

--------------------
* При реконструкции ремня учитывалось; во-первых, положение принадлежностей ремня в погребении; во-вторых, результаты поисков аналогий; в-третьих, возможные варианты присоединения деталей ремня.
Выяснилось, в частности, что положение пряжки без дужки в центре и справа от сегментовидной пряжки наиболее вероятно, т.к. в случае ее размещении слева возникает необходимость через нее пропускать окончание ремня, что практически сделать невозможно. По всей вероятности дужка этой пряжки была сломана в использовалась пряжка уже как украшение.
Назначение двух других пряжек вполне определенное - на их дужках крепились чехлы от ножа (справа) и кресала (слева). Изображение подвешенных к ремню ножей и кресал видно на каменных половецких "бабах" 5, с. 169, рис. 25; 6; рис. 26, 7; рис. 28, 1; рис. 25, 2, 5.

-161-


наконечникам из группы граненых бронебойных черешковых (тип 76 вариант 3 по А.Ф. Медведеву). Такого типа наконечники были распространены на территории Восточной Европы со второй половины XI по XIV вв. включительно до применения огнестрельного оружия [13, с. 79] .
Овальные двулезвийные кресала с овальной прорезью имеются в Новгороде, в слоях XIII-XV вв. [5, c. 84, рис. 12, c. 66; 14, с. 101-103]. Таким образом, погребение датируется XIII-XIV вв.
Погребение 2 кургана 10 представляется возможным датировать XIV в. Ножницы шарнирные современного типа с кольцами известны в Новгороде с XIV в. Они представлены такие в материалах Саркела -Белой Вежи [5, с. 84]. Погребения с северо-восточной ориентировкой, очевидно, является отклонением от северной. Погребения с северо-восточной ориентировкой известны в позднекочевнических древностях [15. с. 220. рис. 10, с. 229].
Погребение 3 кургана 15 - первое и пока единственное богатое кочевническое погребение на Среднем Дону. Его датируют стремена (отдел Е, тип I по Г.А. Федорову-Давыдову), классификация и хронология которых хорошо разработана. Такого типа стремена часто встречаются в материалах XIV в. [5, с. 16].
Удила, найденные в погребении (отдел Г, тип IV по Г.А. Федорову-Давыдову), относятся ко времени второй половины XIII-XIV вв. [5, с. 18] .
Наконечники стрел двух типов по классификации А.Ф. Медведева - тип 70 (рис. 3, 4) и тип 67 (рис. 3, 3, 5), или тип ВХI по Г.А. Федорову-Давыдову. Такого типа наконечники распространяются в Восточной Европе только с приходом орд Батыя в XIII-XIV вв. [13, с. 75, 77; 5. с. 28].
Серебряный поясной набор аналогичный найденному известен в погребении богатого кочевника XIV-XV вв. из Поднепровья у с. Ново-Подкряжск [4, с. 91]. Различаются рельефные рисунки на лунницах, материал фольгированной обкладки (на поясе из Ново-Подкряжска луиницы позолочены), оформление окончания ремня. Незначительны отличия серебряных поясных пряжек, которые касаются только мотива орнамента и сегмента (ново-подкряжская пряжка имеет более высокий сегмент) [4, с. 94, рис. 6].
Калачевидное кресало, сегментовидная пряжка не уточняют дату погребения и не противоречат предлагаемой дате - XIV в. Широкий хронологический диапазон распространения имеет железный нож. Таким образом, обнаруженные в курганах Власовского могильника

-162-


погребения кочевников относятся к золотоордынскому времени -второй половине XIII-XIV вв.
Не характерна для позднекочевнических погребений широкая прямоугольная яма (курган 3 погребение 2). Однако такая яма уже известна на Средней Дону [17, с. 147, рис. 1] Погребенный лежал у западной короткой стенки головой на север. Яма ориентирована длинными сторонами по линии З-В. Погребение датируется монетой XIV в.
Судя по расположению костей и инвентаря Власовского ограбленного погребения, погребенный тоже лежал у короткой стенки ямы и имел либо юго-западную, либо, скорее всего, северо-восточную ориентировку. Два погребения имеют четко выраженную меридианальную ориентировку (курган 3 погребение 1, курган 15 погребение 3). Изменение ориентировки в золотоордынский период на меридианальную, а также отсутствие одновременного захоронения коня или его частей в погребениях кочевников связывается исследователями с приходом в степи Восточной Европы монголов, а текже других восточных племен, втянутых монголами в их вижение на Запад [5, с. 159].
В двух погребениях встречены следы действия огня (курган 3 погребения 1, 2). По наблюдениям Г.А. Федорова-Давидова, остатки огненного ритуала в погребениях локализуются главным образом в Волжских степях, но известны в погребениях кочевников и других территорий в XII-XIV вв. [5, с. 123].
Решить однозначно вопрос об этнической принадлежности обнаруженных погребений в настоящее время сложно. До прихода в донские земли монголов здесь кочевали половцы. Наличие половецких кочевий в бассейне рек Ворона и Хопер подтверждают письменные
источники [18, с. 184]. С приходом в степи Восточной Европы монголов происходит передвижение и смешение групп племен [5, с. 160]. Основным населением по-прежнему оставались половецкие племена [9, с. 231]. Обряды, вещи половцев XII - нач. XIII вв. продолжали бытовать и в золотоордынский период. Самих монголов было незначительное количество [5, с. 157-158], обряд погребения их коренным образом отличался от обряда обнаруженных погребений [19, с. 86; 20 с. 32-33]. Вместе с монголами из районов Сибири, Казахстана пришла волна восточных племен. С восточным этносом связывается, в частности, северная ориентировка погребенных [5, с. 159; 9,
с. 23].

-163-


Вполне возможно, что погребение 3 кургана 15 с северной ориентировкой и вещами, появившимися только в золотоордынское время и принадлежит представителю того этноса, который появился на Среднем Дону из районов Сибири и Казахстана вместе приходом в южно-русские степи монголов.

Литература
1. Цнбин М.В. Погребения средневековых кочевников X-XIV вв. в Среднем Подонье // СА. - 1986.- № 3. - С.257-266.
2. Березуцкий В.Д. Отчет о раскопках курганов Власовского могильника в Грибановском районе Воронежской области в 1985 г. // Архив ИА АН СССР; Березуцкий В.Д. Раскопки курганов в Левобережье Среднего Дона // АО-1985.- М.: Наука. 1986. - С. 53-51; Синюк А.Т. Отчет о работах археологической экспедиции Воронежского педагогического института в 1986 г. // Архив ИА АН СССР; Синюк А.Т. Отчет о работах археологической экспедиции Воронежского пединститута в 1987 г. // Архив ИА АН СССР.
3. Берзуцкий В.Д. Отчет о работе в бассейне р. Ворона в Воронежской и Тамбовской областях в 1984 г. // Архив ИА АН СССР. Р1. - № 10647.
4. Шалобудов В.Н., Кудрявцева Н.В. Кочевнические погребения Среднего Приорелья // Курганы степного Поднепровья. - Днепропетровск:Изд-во Днепропетровск. ун-та, 1980.- С. 90-97.
5. Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. - М.: Наука,1966. - 274 с.
6. МедведевА.П. Лесостепное Подонье в сарматское время // Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. - Воронеж. - 1983.- 276 с. (рукопись).
7. Скрипкин А.С. Нижнее Поволжье в первые века нашей эры. -Саратов: Изд-во Саратов. ун-та,1984. - 150 с.
8. Малиновская Н.В. Колчаны XIII-XIV вв. с костяными орнаментированными обкладками на территории евразийских степей // Города Поволжья в средние века. - М.: Наука,1974.- С. 132-175.
9. Степи Евразии в эпоху средневековья // Археология СССР. - М.: Наука,1981. - 300 с.
10. ИСАИЭ. -1894. - Вып. XIII.
11. Плетнева С.А. Древности Черных Клобуков // САИ. -1973. - Вып.Е1-19. - 95 с.
12. Плетнева С.А. Печенеги, торки, половцы в южнорусских степях // МИА. - 1958. - № 62. - С.157-226.

-164-


13. Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие. Лук, стрелы, самострел VIII-XIV вв. - М.: Наука,1966.- 183 с.
14.Колчин Б.А. Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого // МИА. - 1959. - № 65. - С. 7-121.
15. Васильева И.Н. Погребения средневековых кочевников на территорий Куйбышевского Поволжья // Древняя история Поволжья. Научные труды. - Куйбышев: Изд-во Куйбышевского пед. ин-та,
1979. - Т. 230. - С. 202-240.
16.Матвеев Ю.П., Медведев А.П. Курганы у с. Караяшник на территории Воронежской области // Археология Восточно-Европейской лесостепи. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1979. -
С. 124-144.
17. Синюк А.Т., Погорелов В.И. Исследование курганов в Левобережье Среднего Дона // СА. - 1986. - № 1. - С. 146-151.
18. Виконовская летопись // ПСРЛ. - 1965. - Т. IX.
19. Зяблин Л.П. О "татарских" курганах // СА. - 1955. -
№ XXII. - С. 83-99.
20. Путешествие в восточные страны Плано Карпини я Рубрука. - М.: Наука, 1957. - 196 с.

Условные обозначения
АО - Археологические открытия
АСГЭ - Археологический сборник Государственного Эрмитажа
ВАУ - Вопросы археологии Урала
ИА АН СССР- Институт археологии АН СССР '.
ИОАИЭ - Известия общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете
КСИА - Краткие сообщения Института археологии
КСИИМК - Краткие сообщения Института истории материальной культуры
ЛОИА - Ленинградское отделение Института археологии
МГУ- Московский государственный университет
МИА - Материалы и исследования по археологии
ПСРЛ - Полное собрание русских летописей
СА - Советская археология
САИ - Свод археологических источников
Тр.НИИЯЛИЭ - Труды научно-исследовательского института языка, литературы, истории и экономики. Саранск

-165-