header photo

Главная - Костюм и ткани - Одежда и обувь

Шашунова С.М. Золотоордынский текстиль в коллекции Волгоградского областного краеведческого музея

С. М. Шашунова. Золотоордынский текстиль в коллекции Волгоградского областного краеведческого музея // Искусство древнего текстиля. Методы изучения, сохранность, реконструкция./ Под. ред. И.И. Елкиной, М. Вагнер, П.Е. Тарасова. Оппенхайм-на-Рейне, 2019. С. 223-239.

Коллекция Волгоградского областного краеведческого музея насчитывает порядка 30 образцов текстиля периода Золотой Орды. среди них имеются как отдельные текстильные фрагменты, так и полноценные изделия. Данная статья посвящена наиболее интересным предметам костюма из фондов музея, реконструкция которых представляется автору наиболее достоверной.
В фондах краеведческого музея города Волгограда хранится фрагментированный халат из мужского погребения 1 кургана 1 у хутора Тормосин чернышковского района Волгоградской области, обнаруженный в 1983 г. экспедицией под руководством профессора В. М. Клепикова (Клепиков, 1983. с. 2). От халата сохранились его нижняя часть и оба рукава. Данное изделие представляет собой типичный неотрезной по талии запашной халат с правым запахом (левая пола закрывает правую), складками в боковых швах и откидными рукавами (рис. 1).
Проводимые ранее попытки реконструкции кроя изделия представляются слабо обоснованными. Первая реконструкция кроя была выполнена руководителем раскопок В. М. Клепиковым и представлена в археологическом отчете за 1983 г. Реконструкция имела ряд видимых недостатков, связанных с отсутствием полноценной источниковой базы. В частности, были смещены конструктивные швы, что повлекло неверное восприятие халата в виде «туники», а декоративная отделка сапог оказалась расположенной в верхней части и была принята за деталь украшения горловины (Клепиков, 1983. с. 3) (рис. 2: 1а). Другим вариантом реконструкции данного халата явилась реконструкция Т. В. Сидоровой, на которой он представлен с осевым разрезом. (Сидорова, 2011б. с. 48) (рис. 2: 1б). Немного позднее М. В. Гореликом был опубликован нераспашной вариант халата, фактически продублировавший версию Клепикова (Горелик, 2011. с. 82) (рис. 2: 1в). Данные этих реконструкций кроя довольно спорны, так как в них не учитывались такие важные моменты, как имеющиеся фрагменты трех завязок, расположенных вдоль правого бокового шва (рис. 2: 2а), и детали верхней полы (рис. 1).

-223-



Рис. 1.
Халат из мужского погребения 1 кургана 1 у хутора Тормосин (изнаночная сторона)

-224-


Халат был сшит из трех видов шелковой ткани: из шелка с крупным растительным узором, более тонкой ткани полотняного переплетения с вытканными полосами и тонкого безузорного шелка полотняного переплетения. Тонкий шелк с вытканными полосами размещался на нижней части подола спинки; тонкий безузорный шелк – на подоле правой полы (перекрываемой запахом), и на дополнительной детали, подшитой в разрез на левом бедре.
Хорошо сохранившиеся рукава позволяют зафиксировать ширину ткацкого куска, которая составляет 57,6 см. Манжет на рукаве является ложным и сформирован за счет неглубокой заложенной складки, прошитой по ее глубине. Также на одном из рукавов фиксируется место разреза под руку, когда рукава халата находятся в откинутом состоянии.
При совмещении наиболее сохранившегося рукава и бокового шва стана халата оказалось возможным ориентировочно определить длину изделия. Она составляет 129 см. Расстояние от плечевого шва до заниженной линии талии (уровня боковых складок) составляет 73 см, длина подола – 56 см.
Наибольший интерес в конструкции халата из хутора Тормосин представляет формирование разреза на левом боку и складок в нем. складки сформированы не на симметричных выступах передней и задней деталей халата, как в правом боковом шве, а на выступе на передней части и дополнительной подкройной детали. Эта деталь была пришита к передней поле и фиксировалась на уровне заниженной талии к несохранившейся подкладке.
В статичном положении подкройная деталь целиком перекрывает разрез, что является дополнительной защитой от неблагоприятных погодных условий. Благодаря этой детали левое бедро при посадке в седло продолжает быть прикрытым.
Откидные рукава выполнены аналогично рукавам на халате из коллекции Росси и Росси (Rossi Anna Maria, Rossi Fabio, 2004. с. 38) и халате из могильника Маячный бугор Астраханской области (Сидорова, 2011а. с. 260), также подобные халаты встречаются на изобразительных источниках, наиболее известный – это картина на шелке «Охота Хубилая» художника Лю Гуандао, 1280 г, на которой в халатах с откидными рукавами изображены как женский, так и мужские персонажи. На халате из погребения у хутора Тормосин для фиксации рукавов в откинутом состоянии не сохранились ни пуговица, ни иные элементы крепления (завязки). Но наличие таковых не вызывает сомнений, поскольку сохранились петли на рукавах халата, выполненные из тонкого шелка полотняного переплетения (рис. 2: 2б).
Основной шов халата – шов «назад иголку». Несохранившаяся до наших дней подкладка была зафиксирована на изделии швом «вперед иголку». Кроме того, по всему периметру халата на расстоянии около 15 см от края и вокруг прорезей под руку на расстоянии 4 см от края прорези сохранился шов, выполненный толстой красной нитью, который фиксировал подкладку от провисания и смещения.
На основании вышеизложенных фактов возможен следующий вариант схемы кроя и внешнего вида халата (рис. 2: 4, 5).
Также в указанном захоронении сохранились фрагменты декоративной отделки сапог (рис. 3: 1). Украшения сапог декорированы двумя параллельными сложными обметочными швами поверх узких полос кожи (рис. 3: 3в). Первоначально В. М. Клепиков предположил, что данный декоративный элемент является кокеткой халата (рис. 2: 1а), М. В. Горелик допустил версию, что найденные остатки являются фрагментами облачного воротника (Горелик, 2011. с. 59) (рис. 2: 1б). Однако анализ значительного количества лучше сохранившихся изделий из других захоронений позволяет утверждать, что данный элемент является шелковой декоративной отделкой сапог. Аналогичные по форме и исполнению элементы отделки были обнаружены в погребении 93 могильника Маячный бугор (Сидорова, 2011б. с. 51). Также близкими по форме декоративного элемента являются сапоги из погребения 51 того же могильника (Орфинская, 2015. с. 21) (рис. 3: 2). схожими по технологии исполнения являются декоративные отделки сапог из захоронений могильников Гува-2 и Вербовый лог (Доде, 2006, цв. вкладка; 2014. с. 56).
В 1986 г. в ходе раскопок археологической экспедицией под руководством Клепикова В. М. в Городищенском районе Волгоградской области в курганном могильнике Дмитриевка, курган 1 погребение 1, открыто погребение знатного воина. В археологическом отчете описан погребальный обряд: «В центральной части кургана была вырыта могильная яма. Ее окружал выкид материковой глины шириной 2–3,7 м, толщиной 0,5–0,6 м. Над могилой и выкидом была сооружена из бревен

-225-


диаметром 10–15 см шатровая конструкция. Остатки обугленных бревен прослеживались в радиальном по отношению к могиле направлении. По всему периметру это сооружение ограничивалось бревнами, уложенными на погребенной почве перпендикулярно радиальным. Таким образом, диаметр шатровой конструкции достигал размеров: по линии с – Ю – 14 м, по линии З – В – 10,5 м. Вокруг шатровой конструкции на древнем горизонте также в радиальном порядке были уложены бревна диаметром 10–15 см и длиной до 5 м. Общий диаметр всей конструкции составлял 22–27 м. Реконструкция погребального обряда представляется следующей. После устройства могилы и совершения погребения была сооружена бревенчатая шатровая конструкция, описанная ранее. Затем она была подожжена и в процессе горения стала возводиться насыпь. Об этом свидетельствуют мощные слои прокалившейся почвы, располагавшиеся в основном по краям насыпи, т. е. температура во время насыпи была очень высокой, а также наличие не прогоревших до конца бревен. Шатровая конструкция в центре почти полностью сгорела и часть ее рухнула в могильную яму, после чего возведение насыпи было окончательно завершено» (Клепиков, 1986. с. 3). В захоронении были найдены фрагменты халата, которые с очень высокой степенью достоверности позволяют атрибутировать данный тип изделия как халат «bian xian pao» (Rossi Anna Maria, Rossi Fabio, 2004. с. 49), а также остатки изделия, позволяющие определить их как фрагменты штанов.
Несмотря на малые размеры сохранившихся фрагментов халата, они являются достаточными для реконструкции его кроя. Реконструировать крой возможно на основании сохранившихся фрагментов воротника с прошитой по глубине складкой, фрагмента подола с очень мелкими складочками, заложенными в верхней части подола и зафиксированными швом «назад иголку», а также фрагмента пояса халата, декорированного парными шнурами, расположенными очень близко друг к другу (рис. 4: 1а-в). Халаты с аналогичной отделкой существуют как в коллекциях российских музеев (коллекция фонда Марджани), так и за рубежом (коллекция Музея мусульманского искусства, Доха (Катар), David Collection). Также они отражены в многочисленных изобразительных источниках, таких как миниатюра «Кай Хосров на троне с мечом», Шахнаме, 1290-е гг., или рисунке «Шесть лошадей» неизвестного художника XIII в.
Отделка подола мелкими складочками глубиной 3–3,5 мм, которые фиксируются двумя параллельными швами «назад иголку» по нижнему краю заложенных складок, является трудоемким процессом, требующим высокого уровня мастерства (рис. 4: 1в). Этот факт вместе с кропотливой отделкой пояса тонкими шнурами является показателем высокой цены данного изделия и указывает на высокий статус погребенного, что подтверждается сложным обрядом погребения.
Сохранившиеся фрагменты отделки поясной части халата состоят из пар витых шнуров, выполненных в S- и Z-крутке (рис. 4: 1б). Ширина пары шнуров составляет около 2,5 мм. Вероятнее всего, пояс был украшен шнурами, на высоту до 25 см от линии пришивания подола, аналогично халату из коллекции фонда Марджани (Классическое искусство исламского мира..., 2013. с. 170). Декорированный пояс халата не был отрезным и вшитым в процессе изготовления изделия. Шнуры крепились непосредственно к верхней части халата. Об этом свидетельствует фрагмент, сохранивший как следы проколов иглой при пришивании шнуров по линии пояса, так и ткань без проколов над ней.
Основной шов, используемый при шитье халата, – шов «назад иголку». Несохранившаяся в настоящий момент подкладка была зафиксирована швом «вперед иголку».
На ткани халата сохранились еле заметные следы золотой краски, однако на этом месте отсутствуют проколы. В связи с этим можно предположить, что ткань халата была декорирована золотой набойкой или золотая краска была нанесена по трафарету.

-226-



Рис. 2. Халат из мужского погребения 1 кургана 1 у хутора Тормосин: 1 – реконструкции халата: а – по В. М. Клепикову, б – по сидоровой Т. В., в – по М. В. Горелику; 2 – фрагменты халата: а – фрагменты трех завязок, расположенных вдоль правого бокового шва, б – петля на рукаве халата; 3 – схема сохранившихся фрагментов халата; 4 – реконструкция кроя халата; 5 – реконструкция внешнего вида халата (художник Е. А. Корж)

-227-


На основании сохранившихся фрагментов, аналогичных халатов и изобразительных источниках автором была принята следующая схема кроя халата (рис. 4: 3).
Три сохранившихся в том же погребении фрагмента изделия из узорного шелка с неглубокими складками и фрагментом шлевок являются штанами. По мнению автора, ближайшими аналогами им являются штаны из музея шелка в Ханчжоу (Китай) и детские штаны из захоронения у горы Окошки (читинская область) (Никитина, 1962. с. 190).
Основной тканью штанов является шелк, украшенный параллельными рядами узоров из «мелких облачков». Из шелка полотняного переплетения выполнены шлевки. Пояс, предназначенный для продевания в шлевки, не сохранился. При пошиве полотно штанин ближе к поясу было набрано из небольших фрагментов ткани (возможно, так были выполнены только участки вне видимости). Затем штанина закладывалась редкими мелкими неглубокими складками (рис. 5: 1в), к ней фиксировался широкий пояс шириной 85 мм (рис. 5: 1а). В последнюю очередь к изделию пришивались шлевки шириной 45 мм (рис. 5: 1б). При пошиве штанов использовался основной шов «назад иголку», этим же швом были пришиты шлевки. Необработанные швы с изнаночной стороны свидетельствуют о том, что у штанов имелась подкладка, которая на данный момент не сохранилась. Исходя из кроя аналогичных предметов поясной одежды, возможен следующий вариант схемы изделия (рис. 5: 2).
Следующий тип мужского халата менее известен. Находка, хранящаяся в нашем музее, была сделана профессором Мамонтовым В. И. в погребении 5 кургана 7 курганного могильника у хутора Вертячий в 1979 г. (Мамонтов, 1979. с. 11). сохранились часть левого бока халата с мелкими складками по отрезной линии талии на передней полочке, неотрезная спинка (рис. 6: 1а), фрагмент ложной манжеты (рис. 6: 1б), фрагменты из области верхней части груди и спины с вытканным орнаментом «облачный воротник». Примечательной является широкая полоса цветочного орнамента на подоле халата.
Аналогичный халат был открыт в Гэцзыдун, Лунхуа (Китай) (Cave-hidden splendid textiles..., 2015. с. 89), но в отличие от халата из коллекции Волгоградского краеведческого музея, он был выполнен из хлопка.
Основной шов, используемый при шитье данного халата, – шов «назад иголку». На расстоянии 10 см от края сохранился шов тонкой нитью, препятствующий провисанию и смещению несохранившейся подкладки. Мелкие складки, расположенные только в передней части халата, закреплены параллельной строчкой швом «назад иголку» (рис. 6: 1в).
Фрагментарность археологического материала не позволяет установить длину рукава. В изобразительных источниках халаты с подобной отделкой встречаются как с длинными, так и короткими рукавами. Однако в данном случае наличие ложной манжеты (аналогичной халату из хутора Тормосин) предполагает вариант длинного рукава.
Исходя из этого, автор предполагает следующую реконструкцию кроя (рис. 6: 2).
В коллекции Волгоградского областного краеведческого музея также имеются фрагменты нескольких женских халатов. В российской научной практике данный тип халатов принято называть «большими халатами» (Хрипунов, 2012. с. 375). Они неоднократно упоминаются современниками у Карпини Д. дель Плано: «Замужние же женщины носят один кафтан очень широкий и разрезанный спереди до земли» (Карпини Д. дель Плано, 1957. с. 27). У Вильгельма Рубрука в книге «Путешествие в восточные страны» сообщается: «Платье девушек не отличается от платья мужчин, за исключением того, что оно несколько длиннее. Но на следующий день после свадьбы она бреет себе череп с середины головы в направлении ко лбу; она носит рубашку такой ширины, как куколь монахини, но в общем более широкую и длинную, и спереди разрезанную, которую они завязывают на правом боку». (Вильгельм де Рубрук, 1957. с. 100).
Один из рассматриваемых в данной статье женских халатов происходит из курганного могильника у села Царев Ленинского района Волгоградской области. Он был обнаружен археологической экспедицией под руководством профессора Е. П. Мыськова в 1989 г. при исследовании погребения 1 кургана 64.

-228-



Рис. 3.
Отделка сапог: 1 – фрагменты отделки сапог из мужского погребения 1 кургана 1 у хутора Тормосин; 2 – отделка сапог из погребения 93 могильника Маячный бугор; 3 – отделочный шов: а – лицевая сторона, б – изнаночная сторона, в – фрагмент кожаной ленты основы отделочного шва

-229-



Рис. 4.
Халат из мужского погребения 1 кургана 1 у хутора Дмитриевка: 1 – фрагменты халата: а – фрагмент воротника, б – отделка пояса шнурами, в – фрагмент подола с заложенными складками; 2 – реконструкция кроя халата; 3 – реконструкция внешнего вида халата (художник Е. А. Корж)

-230-



Рис. 5.
Штаны из мужского погребения 1 кургана 1 у хутора Дмитриевка: 1 – фрагменты штанов: а – общий вид фрагментов штанин и шлевки в районе пояса, б – фрагмент шлевки, в – складка у пояса; 2 – схема: а – схема сохранившихся фрагментов, б – реконструкция кроя штанов

-231-



Рис. 6. Халат из парного погребения 5 кургана 7 курганного могильника у хутора Вертячий: 1 – фрагменты халата: а – фрагмент боковой части халата, б – фрагмент ложной манжеты халата (изнаночная сторона), в – фрагмент передней части подола с заложенными складками; 2 – схема сохранившихся фрагментов; 3 – реконструкция внешнего вида халата (художник Е. А. Корж)

-232-



Рис. 7. Халат из женского погребения 1 кургана 64 курганного могильника Царев: 1 – фрагменты верхней части спинки халата; 2 – фрагмент орнамента основной ткани халата; 3 – реконструкция халата по Е. П. Мыськову; 4 – схема сохранившихся фрагментов халата; 5 – реконструкция кроя халата; 6 – реконструкция внешнего вида халата (художник Е. А. Корж)

-233-



Рис. 8. Халат из женского погребения из кургана 57 курганного могильника жутово: 1 – фрагменты халата: а – до реставрации, б – после реставрации; 2 – тканая лента отделки манжеты халата; 3 – шелковый халат из погребения в Нартын-Хад; 4 – схема сохранившихся фрагментов халата

-234-235-



Рис. 9. Отделка сапог из кургана 123 курганного могильника Бахтияровка-III: 1– отделка сапог до реставрации; 2 – отделка сапог после реставрации; 3 – схемы: а – отделки сапог, б – пришивания шнуров; 4 – фрагмент отделки сапог с декоративными шнурами

-236-


Оказалось, что халатом был укрыт скелет молодой женщины 18–22 лет (аналогично захоронению пожилой женщины из Увека, раскопки Кроткова) (Ку банкин, 2006. с. 193). От халата сохранились большая часть спины (рис. 7: 1), верхняя часть левой полы, отделка воротника и манжеты.
Профессор Е. П. Мыськов при реконструкции кроя предложил вариант безрукавного халата (Мыськов, 2015. с. 399) (рис. 7: 3). Однако тщательное изучение фрагментов позволило определить наличие рукавов.
Зафиксировать ширину ткацкого куска оказалось возможным на наиболее полно сохранившемся фрагменте спинки изделия (рис 7: 1). Ширина ткани составляет 56 см. Основным материалом для пошива халата явилась ткань с геометрическим паттерном в виде вытканных полос, орнаментированных золотыми прямоугольниками (рис. 7: 2). Для отделки воротника и манжет использована ткань с цветочным орнаментом.
Ширина халата в районе груди – около 100 см, таким образом, полный обхват изделия в районе груди составляет 200 см. Такой размер аналогичен сохранившимся до наших дней большим халатам из коллекций фонда Марджани, Музея мусульманского искусства в Дохе (Катар), Национального музея шелка в Ханчжоу (Китай).
Установить длину халата из курганного могильника Царев не представляется возможным, однако, согласно изобразительным источникам, длина подобного изделия была довольно значительной, и подол халата лежал на земле. В некоторых случаях для передвижения в таком халате требовалась помощь двух или более служанок, как это изображено на иллюстрациях «сборника летописей» Рашид-ад-Дина первой четверти XIV столетия. Исходя из данных изобразительных источников и подобных халатов других коллекций, стало возможным определить внешний вид изделия и реконструировать крой (рис. 7: 5, 6).
Последним рассматриваемым в данной статье предметом плечевой формы одежды из коллекции музея является еще один большой женский халат из кургана 57 курганного могильника жутово Октябрьского района Волгоградской области. Остатки текстильного изделия были обнаружены при археологических работах экспедицией под руководством профессора В. И. Мамонтова в 1965 г.
Для сохранившихся фрагментов данного халата автором статьи под руководством реставратора высшей категории Н. П. Синицыной был проведен ряд реставрационных мероприятий, включающий очистку, промывку и укрепление (рис. 8: 1а, б). В ходе очистки на одном из фрагментов был обнаружен участок криволинейного шва. Форма этого шва позволила определить точное месторасположение данного фрагмента на схеме большого халата – в районе «условной» подмышечной впадины (рис. 8: 1б). следовательно, появилась возможность атрибутировать наиболее крупный фрагмент как верхнюю часть передней правой полочки изделия (рис. 8: 4). Аналогичная форма бокового шва имеется на шелковом халате из погребения в Нартын-Хад (Oka Ildiko Hajnalka, 2009. с. 9) (рис. 8: 3). Основная ткань изделия – шелк репсового переплетения, на данный момент темного красно-коричневого цвета.
Наибольший интерес в данном захоронении представляет тканая лента с геометрическим орнаментом (рис. 8: 2). По всей вероятности, она является одной из частей наборного воротника или манжеты, к которой фиксируется полоса из ткани аналогичной основной ткани халата. В некоторых случаях в женских халатах полоса основной ткани халата является средней полосой в наборном воротнике или манжете так же, как и на данных фрагментах.
Внешний вид и схема реконструкции халата аналогичны женскому халату из курганного могильника Царев (рис. 7: 5, 6).
В 1986 г. археологической экспедицией под руководством В. А. Кригера в кургане 123 курганного могильника Бахтияровка-III в Ленинском районе Волгоградской области была обнаружена отделка сапог.
Автором была проведена реставрационная работа (под рук. Н. П. синицыной) по очистке от загрязнений и восстановлению первоначального облика изделия (рис. 9: 1, 2).
Отделка сапог выполнена из узорного шелка, по краям декорирована лентой из шелка полотняного переплетения и четырьмя рядами парных шнуров. Шнуры свиты из 3 нитей слабой крутки и уложены в направлении SZ-SZ ZS-ZS (рис. 9: 4). Отделка, декорированная парными шнурами, встречается на сапогах из погребения 51 могильника Маячный бугор (Орфинская, 2015. с. 21), но форма расположения шнуров отделки отличается и близка к форме отделки штанов из могильника Вербовый лог (Доде, 2014, цв. вкладка).
Все представленные изделия являются типичными как для представителей монгольской империи, так и конкретно для Улуса Джучи.
Результатом исследования стало введение в научный оборот золотоордынского текстиля из фондов ВОКМ. Анализ представленных изделий и построение выкроек позволяют существенно уточнить и исправить ранее опубликованный материал.

-237-


Список литературы

Вильгельм де Рубрук, 1957. Путешествие в восточные страны Вильгельма де Рубрука в лето благости 1253 // Карпини Д. дель Плано, Рубрук Г. История монгалов. Путешествия в восточные страны / пер. А. И. Малеина. М.: Гос. изд-во географической литературы.
Горелик М. В., 2011. Костюм золотоордынца из погребения у хутора Тормосин (проблема монгольской нераспашной одежды и других элементов костюма // Батыр (Традиционная военная культура народов Евразии). No 2 (3). с. 59–91.
Доде З. В., 2014. Ткани с христианской символикой в костюме золотоордынской элиты // Российская археология. No 1
Доде З. В., 2006. Одежды и шелка из могильника Вербовый Лог // Власкин М. В., Гармашов А. И., Доде З. В., Науменко с. А. Погребения знати золотоордынского времени в междуречье Дона и сала. М.: Памятники исторической мысли. с. 77–183. (Материалы по изучению историко-культурного наследия северного Кавказа; вып. VI).
Карпини Д. дель Плано, 1957. История монгалов // Карпини Д. дель Плано, Рубрук Г. История монгалов. Путешествия в восточные страны / пер. А. И. Малеина. М.: Гос. изд-во географической литературы.
Классическое искусство исламского мира IX–XIX веков. Девяносто девять имен Всевышнего / сост. Г. В. Ласикова. М.: Изд. дом Марджани, 2013. 423 с.
Клепиков В. М., 1983. Отчет об археологических раскопках и разведках чернышковского района Волгоградской области в 1983 году // Археологическая лаборатория ВолГУ. Волгоград.
Клепиков В. М., 1986. Отчет об археологических работах на территории Городищенского района Волгоградской области в зоне строительства II очереди Калачевской оросительной системы в 1986 году // Археологическая лаборатория ВолГУ. Волгоград.
Кубанкин Д. А., 2006. Погребальные памятники Увекского городища// Археология Восточно-Европейской степи. саратов. Вып. 4. с. 190–213.
Мамонтов В. И., 1979. Отчет о работе Приволжского отряда ОИА АН сссР, Волгоградского областного отделения ВООПИК и археологического отряда ВГПИ в 1979 г. Волгоград.
Мыськов Е. П., 2015. Кочевники Волго-Донских степей в эпоху Золотой Орды. Волгоград: Издво Волгоградского филиала ФГБОУ ВО РАНХиГс. 484 с.
Никитина Т. Н., 1962. Реставрация и консервация одежд и обуви из монгольского погребения // Ежегодник Государственного исторического музея. М.: ГИМ с. 189–192.
Орфинская О. В., 2015. Проблемы реконструкции одежды на основе результатов исследования археологического текстиля // Поволжская археология. No 3 (13). с. 17–30.
Сидорова Т. В., 2011а. Мужской золотоордынский костюм по материалам текстильного комплекса из могильника Маячный Бугор // Диалог городской и степной культур на евразийском пространстве: материалы V Международной конференции, посвященной памяти Г. А. Федорова-Давыдова 2–6 октября 2011. Астрахань. с. 260–266.
Сидорова Т. В., 2011б. Мужской костюм золотоордынского времени из курганной группы Тормосин 83 (Волгоградской области) // Батыр (Традиционная военная культура народов Евразии). No 2 (3). с. 48–56.
Хрипунов Н. В., 2012. Одежда знати Великой империи монголов в 1207–1266 гг. // Золотоордынская цивилизация: сб. ст. Вып. 5. Казань: Ин-т истории им. Ш. Марджани АН РТ. C. 363–393.
Cave-hidden splendid textiles of 600 years. Yuan dynastic cultural relics from Gezidong cave, Longhua, Hebei. Beijing, 2015.
Oka Ildiko Hajnalka, 2009. Cultural Interaction between Asian and European Clothing: New Textile Finds from the Great Mongolian Empire. Budapest.
Rossi A. M., Rossi F., 2004. Style from steppes. Silk Costumes and Textiles from Liao and Yuan Periods 10 th –13th Century. London.

-238-