header photo

Главная - - Костюм и ткани - Украшения и аксессуары

Бырня П. П., Рябой Т. Ф. О некоторых ювелирных изделиях из Старого Орхея

Бырня П. П., Рябой Т. Ф. О некоторых ювелирных изделиях из Старого Орхея // Памятники древнейшего искусства на территории Молдавии. Кишенев. 1989. с. 97-103.

Раскопки, продолжавшиеся длительное время на городище Старый Орхей, дали большой вещевой материал. Среди находок определенное место занимают изделия из цветных металлов — украшения и предметы костюмов горожан и др. Их немного. На городище обнаружены головные украшения, привески, фибула и другие мелкие изделия, а также формы для отливки некоторых украшений. Они найдены большей частью в культурном слое и в комплексах. Поэтому из-за многослойного характера памятника предметы зачастую трудно поддаются датировке.
Среди находок, как правило, нет ценных предметов, так как последние высоко ценились и тщательно сохранялись. Это недорогие местные и привозные вещи из различных сплавов цветных металлов, которые пользовались большим спросом у городского населения, особенно горожанок.
Многие ювелирные изделия представлены отдельными находками. Дать классификацию каждого типа не представляется возможным, поэтому опишем каждый предмет.
Серьги в виде знака вопроса и их части являются наиболее частой находкой при раскопках Старого Орхея. Они, как правило, проволочные, одно- или двухсоставные. Верхняя часть серьги обычно имеет форму знака вопроса, то есть представляет несомкнутое кольцо с вертикально отходящим вниз проволочным стержнем, завершающимся петлей длиной от 3,9 см до 5 см для крепления, как правило, стеклянной бусины. Образцом двухсоставной целой проволочной серьги этого вида является изделие из жилища 17 золотоордынского времени, у которого к нижней петле верхней ее части прикреплен проволочный стержень, на нем закреплены две крупные стеклянные бусины: одна — в центре, вторая — в нижнем конце стержня (рис. 1.1). Для более плотного закрепления нижнего стержня верхняя половина обвита медной проволокой. Длина серьги 5,8 см, диаметры бусин 0,3 и 0,4 см. Серьги этого типа представлены чаще всего различными их частями: верхней частью с кольцом, стержнем, обвитым медной проволокой, например на серьгах из ювелирной мастерской (сооружение 9 из раскопа XXXI), а также той же верхней частью, но не перевитой проволокой, как, например, верхние части серег из погребений 1 и 105 могильника II из Старого Орхея и из ямы 24 (рис. 1.2—6).
Помимо целых серег и верхних их частей найдены также нижние части — стержни, перевитые тонкой проволокой с круглой (яма 24) или прямоугольной (сооружение 9) бусиной на конце (рис. 1.7), а также отдельные спирали (сооружение 9), которыми обвивался нижний стержень для более плотного закрепления бусины (рис. 1.8—10).

-97-



Рис. 1.
Ювелирные изделия: 1 — 10 — серьги в виде знака вопроса (целые и фрагменты); 11 — 13 — проволрчные серьги; 14 — привеска-медальон; 15, 16 — лунницы; 17— фибула; 18 — крест-энколпион; 19 — половина бронзового замка; 20 — медная матрица

-98-


В пределы Днестровско-Прутского междуречья этот тип серег пришел с Востока. На данной территории он характерен для периода золотоордынского господства и датируется, по мнению Г. А. Федорова-Давыдова, второй половиной XIII—XIV в. 1 Аналогичные серьги известны в древностях Волжской Булгарии, на Руси и в слоях XIV — середины XV в. в Новгороде 2.
Интерес представляет также проволочная серьга (погребение 57, кладбище II) в виде кольца с несомкнутыми концами. Один конец её выполнен в виде головки дракона с открытой пастью (рис. 1.11). Диаметр серьги 2,3 см.
К золотоордынскому времени относится и другая разновидность проволочных серег, также напоминающая знак вопроса и состоящая из не совсем правильной формы кольца с несомкнутыми концами. Такие серьги найдены в жилищах 10 и 37 (рис. 1.12, 13). Украшением серьги служит длинный расплющенный конец, разделенный на две овальные петли с круглыми завитками, перехваченными пояском из тонкой проволоки. Длина серег 3—4 см, диаметр кольца 2—2,5 см.
Привески. К этому типу украшений следует отнести привеску-медальон сердцевидной формы, изготовленную из серебряной кованой пластинки и украшенную припаянной проволокой (рис. 1.14). Лицевая сторона по краю обрамлена филигранным узором из тонкой серебряной проволоки. Центральная часть лицевой стороны служила камнедержателем. К верхней части медальона приделаны две петельки длиной 0,7 см. Нижняя, более широкая часть завершается также петлей с точкой-выступом на конце.
Близкие по форме привески найдены в погребальном инвентаре погребения 40 в могильнике на Бабьем Бугре городища Булгары. Правда, они изготовлены из серебра и имеют янтарные вставки 3.
Лунницы, определенные М. В. Седовой как привески в виде полумесяца, символизируют луну. Это наиболее распространенное славянское украшение. Их находка свидетельствует о проживании древнерусского населения в золотоордынском городе. В Старом Орхее найдены две бронзовые лунницы, представляющие два различных типа.
Большая круторогая лунница (раскоп 66, глубина 60 см) изготовлена из литой бронзовой пластины в виде несомкнутого овала с сильно изогнутыми к центру «рогами», образующими два несомкнутых овала (рис. 1.15). По периметру изделия и в средней его части проходят вдавленные линии орнамента, подчеркнутые в верхней части лунницы точечными вдавлениями. В верхней же части имеется клиновидная петелька со сквозным отверстием,

-99-


расположенная перпендикулярно по отношению к луннице. Обратная сторона лунницы заглажена. Длина изделия 4,6 см, высота 3,6 см, толщина 0,1 см.
Широкорогая бронзовая лунница средней величины отлита из узкой полосы шириной 0,6 см (рис. 1.16). По ее периметру в верхней части и нижней лицевой части нанесена вдавленная линия. Концы лунницы завершаются двурогим расширением. Такое же двурогое расширение — выступ — имеется в центре лунницы под центральным отверстием, которое служило своеобразным декором изделия в сочетании с отмеченным линейным орнаментом. Завершается лунница в верхней части петелькой с. отверстием для подвешивания. Ширина лунницы 3,1 см, высота 2,5 см.
По мнению Н. В. Рындиной, лунницы-привески появляются на Руси в X в. Они были необходимым атрибутом женского костюма. Лунницы, по форме воплощающие символ полумесяца, появились как языческие привески:амулеты и наиболее характерны для X—XIII вв. 4
Корпус небольшой подковообразной витой медной фибулы, (рис. 1.17) исполнен в технике ложного витья, в результате чего средняя его часть имеет витую поверхность. По классификации М. В. Седовой, она относится к типу фибул с зооморфными концами 5. В данном случае концы фибулы сплющены и имеют форму близкую к гусиной лапке, или, по мнению М. В. Седовой, напоминают морды драконов. Этот тип подковообразных фибул с зооморфными концами широко известен среди балтских древностей XI—XIV вв. 6 Внешний диаметр корпуса фибулы небольшой — 3 см. Подобные фибулы небольших размеров носили преимущественно женщины, но и мужчины закалывали ими нижнюю одежду 7.
На медном двухстворчатом кресте-энколпионе (рис. 1.18) на лицевой стороне в центре помещено грубое рельефное распятие, над ним изображен крест с расширяющимися концами. В нижнем и боковых концах никаких фигур нет. На обратной стороне энколпиона, на его второй створке, в центре изображен крест. Высота изделия 6 см. На верхнем и нижнем концах энколпиона имеются выступы-зажимы для крепления его обеих половинок.
Наиболее близкий по лицевому изображению энколпион найден в Друцке и опубликован Л. В. Алексеевым, который датирует его второй половиной или, может быть, концом XII в. 8 Кресты-энколпионы представляют собой изделия древнерусского прикладного искусства киевского происхождения 9. Находка креста-энколптона в Старом Орхее свидетельствует о бытовании этих изделий до XIV в. и позже и подтверждает мнение о длительном обитании на этой территории древнерусского населения.
Другим художественным изделием из Старого. Орхея, изготовленным литейным способом, является половинка бронзового замка в виде фигурки животного, поверхность которого украшена циркульным орнаментом (рис. 1.19). Замки аналогичной формы известны в материалах раскопок. Биляра 10.

-100-



Рис. 2. Литейные формы

Медная матрица сердцевидной формы с неглубоким рельефом — еще одно литое изделие. На нем изображен в обрамлении растительного орнамента бегущий олененок (рис. 1.20). Близким ему является изображение бегущего олененка на костяной бляхе из Кара-Корума XIII—XIV вв. 11
Несомненный интерес представляют литейные формы для отливки перстней, серег, а также привесок, найденные как в культурном слое, так и в заполнении золотоордынских жилищ. Они дают нам представление об изготовляемых в этот период ювелирных изделиях. По классификации Б. А. Рыбакова, аналогичные литейные формы относятся к типу форм с врезными линиями 12. При раскопках Старого Орхея был найден фрагмент литейной формы из сланца. На одной из ее поверхностей прослежены литок и гнездо. Она предназначалась для отливки перстня (рис. 2.1).
Перстень, изготовлявшийся в литейной форме, имел пластинчатую дужку и расширяющуюся срединную часть в виде щитка круглой формы. В продольном сечении щиток находился в одной плоскости с дужкой, украшенной елочным орнаментом. На поверхность

-101-


щитка нанесены две параллельные полосы с растительным орнаментом. Высота литейной формы 2 см, длина 5 см.
Половина литейной формы в виде прямоугольной плитки выполнена из песчаника. На ее поверхности прослежены литок и два гнезда. Она предназначалась для отливки привески (рис. 2.2.).
Привеска, изготовляемая в этой форме, квадратная, с вписанным в нее ромбом, внутреннее поле которого украшено лирообразным орнаментом. На внутреннее поле привески нанесен растительный орнамент. Длина литейной формы 7,8 см, ширина 5,6 см, толщина 1,3 см.
Фрагмент третьей литейной формы выполнен из темно-серого сланца, лицевая и оборотная стороны ее фигурные, с врезными линиями (рис. 2.3). На одной из поверхностей литейной формы прослежено два литка и четыре гнезда. Она предназначалась для отливки двух перстней. На другой поверхности литейной формы прослежены литок и два гнезда. Она предназначалась для отливки серьги.
Щитковосрединные перстни, изготовлявшиеся в этой форме, имели пластинчатую дужку и резко расширяющуюся срединную часть в виде щитка круглой формы. В продольном сечении литок находится в одной плоскости с дужкой. Дужка украшена, лирообразными фигурами, центральная часть (внутреннее поле) которых заштрихована X-образными линиями.
Серьга, изготовлявшаяся в этой же форме, состояла из стержня, изогнутого в виде полумесяца, на обоих концах которого имелись полушария, украшенные расходящимися от центра линиями. Между полушариями располагалась пластина, выполненная также в виде полумесяца, поверхность которой была заштриховала косыми линиями. К пластине, в свою очередь, прикреплялось по три шарика, соединенных в треугольники. Длина литейной формы 3,5 см, ширина 4,5 см, высота 1,7 см.
Подобного вида серьги отливались в литейной форме; найденной при раскопках Сарая Берке 13.
Обнаружение литейных форм является доказательством местного изготовления некоторых ювелирных изделий.
Помимо художественной выразительности описанных ювелирных изделий они наглядно подтверждают тезис о синкретичности материальной культуры золотоордынских городов. Это доказывает находка бронзового замка в виде фигуры животного булгарского типа, двухстворчатого медного креста-энколпиона киевского происхождения, подковообразной витой медной фибулы с зооморфными концами, известной среди балтских древностей, и лунницы-привески древнерусского происхождения. Все эти предметы, невзирая на их различное происхождение и время изготовления, в Старом Орхее датируются золотоордьгнским временем, то есть серединой XIV в.

-102-


Примечания

1. Федоров-Давыдов Г. А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966. С. 38. Рис. 6; С. 116.
2. Седова М. В. Ювелирные изделия древнего Новгорода (X—XV ив ) М., 1981. С. 16.
3. Ефимова А. М. Могильник на Бабьем Бугре городища Булгары // МИА. 1960. № 80. С. 184. Рис. 2.1.
4. Рындина Н. В. Технология производства новгородских ювелиров X— XV вв. // МИА. 1963. № 117. С. 241-243.
5. Седова М. В. Указ. соч. С. 89.
6. Там же.
7. Мальм В. А. Подковообразные и кольцевидные застежки-фибулы // ТГИМ. Вып. 43. 1967. С. 151.
8. Алексеев Л. В. Мелкое художественное литье из некоторых западнорусских земель // СА. 1974. № 3. С. 206—207. Рис. 1.2.
9. Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. М., 1948. С. 454—455; Корзухина Г. Ф. О памятниках «корсунского дела» на Руси // Византийский временник. XIV. М., 1958, С. 129-137.
10. Латышева Г. П. Торговые связи Москвы в XII-XIV вв. // МИА. 1971. № 167. С. 217—220.
11. Левашова В. П. Костяные изделия из Кара-Корума // Древние монгольские города. М., 1965. С. 308-309. Рис. 162. 12. Рыбаков В. А. Указ. соч. С. 262.
13. Греков В. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. М.; Л., 1950. Рис. 8.

-103-