header photo

Главная - Костюм и ткани - Украшения и аксессуары

3убков В.Н. Гавердовский клад XV века

3убков В.Н. Гавердовский клад XV века // КСИИМК. Вып. XLI. 1951. c. 138-141.

В июне 1947 г. в Рязанский областной краеведческий музей колхозником Гавриловым был доставлен клад древних украшений и монет, обнаруженный вместе с фрагментами раздавленного тяжестью земли глиняного сосуда близ с. Гавердово, Рязанского района.
Обследованием места находки установлено, что клад открыт на краю высокого мыса древней береговой окской террасы, площадь которого в прошлом использовалась человеком для поселения. Крутые склоны ответвлений глубокого оврага, охватывающего мыс с двух сторон, сильно оплывший земляной вал и заросший ров, отделяющие его от наполья, свидетельствуют о существовании здесь древнего укрепленного поселка. Исследование естественных обнажений на площади памятника позволило выявить наличие под дерном культурного слоя, содержащего скопления угля, отдельные кости домашних животных и фрагменты гладкостенной керамики.
Следует отметить, что окрестности с. Гавердово, расположенного на берегу Оки между современной и Старой Рязанью, исключительно интересны в археологическом отношении. В итоге исследовательских работ В. А. Городцова, П. П. Ефименко, О. Н. Бадера, П. Н. Третьякова и др. здесь обнаружены неолитические стоянки, городища и могильники эпохи раннего железа и древнеславянские селища. Вероятно, около современных сел Гавердово и Вышгород существовал древний город Ожск, уничтоженный в 1237 г. полчищами Батыя вместе со столицей Рязанского княжества 1.
Поступивший из Гавердова в Рязанский музей клад состоит из 7 предметов украшений (браслета, трех перстней, двух подвесок и одной серьги) и 163 серебряных монет. Браслет изготовлен из тонкой широкой пластины низкокачественного серебра, с лицевой стороны орнаментирован шестью рядами прерывающихся посредине прямолинейных вдавлений и узором из мелких косых насечек на концах пластины у замка (рис. 52—1).
Три серебряных перстня, литые, массивные, с орнаментированными кольцами и со щитками. У двух щитки гладкие овальных очертаний, у третьего — ромбовидный с четырьмя выступами по углам. На поверхности двух щитков вырезаны углубленные изображения орнаментального характера (рис. 52—2, 3). Эти перстни могли употребляться в качестве печатей. Углубленные части рисунка на поверхности овального щитка третьего перстня заполнены чернью, зашлифованы вместе с поверхностью щитка и преследовали только декоративные цели 2.

----------------------
1. Д. И. Иловайский. История Рязанского княжества. М., 1858, стр. 63.
2. В 1947 г. этот перстень был похищен с экспозиции Рязанского музея.

-138-



Рис. 52.
Гавердовский клад 1947 г.
1 — браслет; 2, 3 — перстни; 4 — кольцо-подвеска; 5 — серьга; 6—16 — монеты Рязанского княжества (XV в.)

Две совершенно одинаковые подвески в форме колец отлиты из серебра и позолочены; один из нисходящих концов каждой изображен в виде стилизованной головы змеи, а остальная часть кольца передает длинное змеиное тело (рис. 52—4).
Серебряная позолоченная серьга с подвесками изображена на рис. 52—5.

-139-


Нумизматическая часть клада включает серебряные монеты, три из них татарские (ханов Золотой Орды Джанибека и Тохтамыша) и 160 — Рязанского княжества.
Среди рязанских монет Гавердовского клада нет ни одной с русской надписью, точно указывающей датировку и принадлежность.
Одна подлинная татарская монета заштампована маленькой надчеканкой в виде стержня, оканчивающегося в верхней части двумя завитками, внутри которых не имеется обычно связанных с этим знаком точек (рис. 52—8). По форме надчеканки эта монета близка к монетам Рязанского князя Олега Ивановича (1350—1402 гг.) 1. К сожалению, татарские надписи на ней почти уничтожены надчеканкой и установить ее принадлежность не представляется возможным.
Основная часть Гавердовского клада представлена грубыми подражаниями монетам Золотой Орды времени Тохтамыша, имеющими на одной стороне традиционную надчеканку в виде морды зверя с большим носом и ярко выраженными глазами. При этом на 37 монетах надчеканка сделана на одной из совершенно гладких их сторон, в то время, как небрежно исполненные подражания татарским надписям расположены на другой (рис. 52—11, 15, 16).


Рис. 53.
Подлинная монета Тохтамыша (1) и изображения на рязанских подражаниях этой монете (2)

119 монет представляют двусторонние подражания золотоордынским, и рязанская «кунья мордка» заштамповывает основную центральную часть надписи (рис. 52—9, 12—14).
В числе этих двусторонних подражаний имеется три очень любопытные монеты, на одной из сторон которых исполнен довольно замысловатый орнамент, а другие стороны содержат бессмысленные значки, заштампованные надчеканкой — «мордкой». Эти монеты интересны тем, что в исследовании П. С. Савельева «Тетюшский клад» под № 452 опубликована подлинная монета Тохтамыша, столь близкая к ним по оформлению, что именно в этом типе и можно видеть образец, по которому производилось изготовление определенной серии рязанских подражаний.
Детально сохранив внешнее сходство в оформлении с аверсом оригинала, вместо его легенды: «Султан правосудный Токтамыш», подражание имеет довольно сложный орнамент, заключенный в тщательно скопированное обрамление, а вместо надписи реверса: «Чекан Орды Новой» на рязанских монетах дан ряд неискусно вырезанных значков, в то время, как орнаментация по их краю также до деталей перенесена с подлинника (рис. 53). И, наконец, одна монета представлена тонкой серебряной пластиной пятиугольных очертаний с неправильными краями, на поверхностях которой абсолютно не прослежено следов каких-либо надписей, кроме рельефно отчеканенной среди гладкого поля ее аверса и реверса «куньей мордки» (рис. 52—10).
Для определения хронологии описываемого клада важнейшей является его нумизматическая часть.

----------------------
1. А. В. Орешников. Русские монеты до 1547 г. М., 1896, № 420, рис. 292. Л. А. Ильин. Классификация русских удельных монет. Л., 1940, таб. III, рис. 1, 2.

-140-


Отсутствие в Гавердовском кладе именных монет князя Ивана Федоровича, сравнительно часто встречающихся в рязанских кладах, а также монет времени Василия Ивановича, позволяет считать, что весь клад собран в том составе, как он открыт, в начале XV в. и мог попасть в землю в связи с одним из очередных татарских набегов на Рязань в период княжения Федора Ольговича — не позднее первой четверти XV в.
Летописи тех тревожных лет буквально пестрят скупыми, трафаретными записями: «Приходиша татарове на Рязанские украйны и много зла сотвориша и отъидоша с полоном».
Следует отметить, что в 1918 г. в Рязанский музей был доставлен найденный на Окском берегу, близ города, клад рязанских монет, совершенно синхронных нумизматическому материалу Гавердовского клада. Он также состоит исключительно из монет времени Федора Ольговича в виде подражаний монетам Тохтамыша. Представляется совершенно естественным предположить, что вместе с Гавердовским кладом он является свидетелем одного из грозных событий, пережитых Рязанской землей в начале XV в.

-141-