header photo

Главная - Повседневная жизнь - Хозяйственная утварь

Кравец В. В., Бойков А. А. Металлическая посуда в погребениях кочевников золотоордынского времени в Лесостепном Подонье

Кравец В. В., Бойков А. А. Металлическая посуда в погребениях кочевников золотоордынского времени в Лесостепном Подонье // Археологические исследования высшей педагогической школы (к 25-летию археологической экспедиции Воронежского педуниверситета). Воронеж. 1996. с. 202-208.

Наличие посуды в погребениях кочевников XII - XIV вв. считается важным социальным и этнографическим признаком [1]. Встречается она довольно часто и поэтому ее значение в этом плане велико.
На территории Лесостепного Дона известно 10 экземпляров различной посуды. Вся она - металлическая (медь, бронза, серебро, серебряный сплав) [2. c.XLI: 3. с.264; 5. с.154-156; 6, с.137]. Кроме того. А.А.Спицын упоминал "разбитые кувшинчики" в кургане у с. Н.Буравль (Бобровского района Воронежской области), но их описание отсутствует [3, с.264]. Все погребения с посудой относятся к золотоордынскому периоду истории Степи. Посуду включают семь погребений этого периода (35*), три из них (15%) имеют по два экземпляра - казан и чашу (Новый Буравль. Высокая Гора). Чаши в этих погребениях - из серебряного сплава.
При описании посуды из среднедонских погребений употребляются следующие термины: "котел", "чаша", "чашка", "модель казана". Изготовленные из листовой меди (бронзы) сосуды для приготовления пищи у тюркоязычных народов принято называть тюркским словом "казан", т.к. слово "котел" имеет латинское происхождение и применяется чаще к литым сосудам [1, с.192]. Чаша (по С.И.Ожегову) - старинный сосуд для питья в форме полушария "сосуд полушаром или около того" (В.И. Даль). Слово "чашка" имеет самостоятельное значение - "небольшой округлой формы с ручкой сосуд для питья" (С.И.Ожегов). Авторы раскопок, очевидно, не вдаваясь в филологические тонкости, подразумевали под чашками - "чаши".
В описании находок А.Е.Кожевникова, сделанном А.А.Спициным, упоминается "модель казана" [3. с.264. с.261, рис.3.22] (рис.1). В этой модели не заметны какие-либо ярко выраженные элементы, подчеркивающие ее особую генетическую близость с казанами и отличающими ее от чаш. Возможно, эту модель казана предпочтительнее было бы отнести к категории чаш. но не располагая подробным ее описанием и не зная возможных деталей, предпологающих именно

-202-




Рис. 1.
Металлические казаны, их модели и чаши (1 — Марки; 2 — Власовка; 3 — Караяшник; 4 — Третьяки; 5-8 — Высокая гора).

- 203 -


термин "модель казана", следует оставить определение, данное А.А.Спициным.
В то же время известны две бронзовые чаши: одна с отверстиями для подвешивания из Власовского могильника [5, с.155-156, рис.2,11 (рис.2), другая - с сохранившейся дужкой из кургана у с.Караяшник 16, с.137; с.127. 18] (рис.3). По внешнему облику эти чаши более близки к определению "модель казана". Оправдано ли употребление этого термина, разделение чаш на модели казна и собственно чаша?
Слово модель имеет следующее значение: "уменьшенное (или в натуральную величину) воспроизведение или схема чего-нибудь". (С.И.Ожегов. Словарь русского языка. М.. 1972). Назначение модели - воспроизводить какой-нибудь предмет, имеющий определенные функции. Казан, кроме утилитарно-практического назначения, имел и ритуально-символическое: - служил символом главы рода, племени [I.e.200]. Небольшие размеры посуды из власовского и караяшниковского курганов неприемлемы для утилитарного ее использования и позволяют предполагать именно моделирующую, воспроизводящую ее функцию. По-видимому, модели воспринимают ритуально-символическую атрибуцию казанов. М.Л.Шевцов отмечает, что маленькие котелочки помещались в могилу именно вместо казанов [I.e.200]. Следовательно, представляется возможным разделить посуду из погребений поздних кочевников на чаши, модели казанов (казаночки, котелочки) и казаны.

Казаны. Находились в ногах погребенных.
1. Медный кованый с фрагментами металлических предметов внутри (остатки ручки?), найден у с.Новый Буравль (Бобровский район Воронежской области). Казан и его описание не сохранились [2].
2. Бронзовый, с несколько сужающимся к гофрированному венчику туловом, фигурными железными ушками и железной ручкой (рис.7). Казан клепаный, но форма заплат позволяет считать, что это следы ремонта, а не естественный элемент технологии его изготовления.
3. Бронзовый, такой же формы, но несколько меньших размеров, с четко очерченой границей между стенками и дном (рис.8). Оба казана обнаружены А.А.Бойковым в курганах могильника Высокая гора (Богучарский район Воронежской области): больший - в мужеком.

- 204 -


меньший - в женском погребении. По форме сосуды близки казанам типа III по классификации М.Л.Шевцова [1. с.197]. Они находились в подбоях, казан в мужском погребении был перевернут вверх дном.

Чаши.
1. "Из белого металла с примесью меди" (серебряный сплав?) не сохранилась, описания нет. Чаша обнаружена в погребении у с.Новый Буравль. Находилась на груди покойника [3, с.264].
2. Из медного листа с железными заклепками, плоским дном (рис.4.) обнаружена в кургане у с.Третьяки (Борисоглебский район Воронежской области), лежала справа от погребенного [4. с.92 рис. 1.8].
3-4. Из серебра, пиалообразные. с утолщением по венчику (Высокая гора) (рис.5.6). Положение - справа от погребенного. Известны у кочевников средневековья. Особенно часто встречаются на территории Казахстана и Средней Азии [6. с.197. с.245. рис.72. 82].

Модели казана (казаночки).
1. Из бронзового листа, чашевидная (рис.1). Найдена у с.Марки (Каменский район Воронежской области)[3. с.264. с.261. рис.3.27].
2. Из бронзового листа с отверстиями для подвешивания (рис.2) Лежала у правой руки погребенного в кургане Власовского могильника (Грибановский район Воронежской области) [5. с.154-156. с.155 рис.2.1]. Рядом с сосудом были найдены остатки сильно окисилевшегося железного предмета, похожего на боковую ручку (не сохранился)[5. с.156].
3. Из бронзового листа с дужкой (рис.3). Находилось справа от умершего в погребении курганного могильника у с.Караяшник (Ольховатский район Воронежской области) [6. с.127. рис.3. 181.

В статье "Котлы из погребений средневековых кочевников"[1] М.Л.Шевцов на основе известных к тому времени в южнорусских степях кочевнических погребений с казанами, сделал следующие выводы:
1. Погребения с казанами принадлежат представителям кочевой аристократии.
2. Эти погребения относятся к XII - первой половине XIII в. и принадлежат половцам.

- 205 -


3. Наличие казанов в женских половецких погребениях является особенностью комплексов с восточной ориентировкой погребенных.
4. С гибелью половецкой аристократии, уводом ее в ставки монологов связано исчезновение обычая помещать в могилы казаны, "вместо них в могилы клали только маленькие котелочки, мисочки и иногда - медные стаканы"[1. с.200].
Новые находки посуды позволяют внести некоторые коррективы в выводы исследователя. Принадлежность среднедонских золотоордынских погребений с казанами кочевым аристократам не опровергается материалами раскопок. Эти погребения отличаются богатством, в первую очередь - два родственных комплекса на Высокой горе [7]. В погребении, кроме оружия и предметов утвари, были многочисленные украшения. Отметим поясной набор у мужчины — признак высокого социального ранга [8. с.9-15]. Выводы М.Л.Шевцова можно перенести и на золотоордынский период.
Но если социальная атрибуция казанов выглядит бесспорной, то этнокультурная их принадлежность исключительно половцам опровергается находками казанов в золотоордынских могилах лесостепного и северостепного Подонья. Причем эти погребения не являются nполовецкими золотоордынского периода [2.71.
Нам не представляется убедительным и вывод о том, что котелочки и другую мелкую посуду клали в могилы вместо исчезнувшего обычая помещать в могилы казаны. Если последний обычай исчез с гибелью половецкой знати, то в чьи могилы вместо казанов помещали котелочки, чаши, мисочки? К тому же обнаруженные после написания М.Л.Швецовым статьи, в Лесостепном и северостепном Подонье могилы с моделями казанов и чашами, судя по ориентировке и другим признакам, не принадлежат половцам.
Тогда возникает вопрос, имеют ли модели казанов и чаши те же символические фукции, что и казаны? Из четырех среднедонских погребений с моделями казанов и чашами (без казанов) относительным богатством отличаются два. Немногочисленность таких погребений не позволяет определить точное место погребенных в социальной иерархии кочевого общества. Возможно, казаночки, имея ту же символическую нагрузку, что и казаны, принадлежат покойникам меньшего социального ранга, чем вождь племени, рода. С меньшей вероятностью это можно было бы сказать о чашах, которые могли оказаться в могиле наряду с другим инвентарем только из-за своих

- 206 -


утилитарно-практических функций, если бы не половецкие каменные изваяния с чашами. Эти статуи свидетельствуют об особом месте чаш в культе предков. Малые размеры посуды едва ли отрицают ее ритуальную значимость, но широкое распространение мелкой посуды (35% погребений) свидетельствуют о ее неравнозначимости казанам).
Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы:
1. Казаны не являются этнографическими признаками половцев.
2. Казаны в золотоордынских погребениях, как и в половецких, являются атрибутами вождей.
3. Модели казанов (казаночки), вероятно, воспринимают в какой-то мере от оригиналов социальную атрибуцию.
4. Можно предполагать связь чаш с высоким социальным статусом погребенных.
Два последних вывода оспариваются необязательным для золотоордынских погребений с казаночками и чашами богатством погребального инвентаря и строятся на материале пока немногочисленных памятников.

ЛИТЕРАТУРА.
1. Швецов М.Л. Котлы из погребений средневековых кочевников //Советская археология. 1980. N 2.
2. Трунов Н.П. Раскопки в Бобровском уезде // Труды ВУАК. 1902. вып. 1.
3. Цыбин М.В. Погребения средневековых кочевников X-XIV вв. в Среднем Подонье // СА. 1986. N 3.
4. Винников А.З., Ефимов К.Ю., Цыбин М.В. Погребения средневековых кочевников в могильнике у с.Третьяки //Археология Доно-Волжского бассейна. Воронеж. 1993.
5. Березуцкий В.Д. Новые данные о поздних кочевниках из левобережья Среднего Дона // Исследование памятников археологии Восточной Европы. Воронеж. 1998.
6. Матвеев Ю.П.. Медведев А.П. Курганы у с.Караяшник на территории Воронежской области //Археология восточно-европейской лесостепи. Воронеж. 1979,
7. Бойков А.А., Кравец В.В. Погребение золотоордынского времени из могильника "Высокая гора" //Елец и его окрестности.

- 207 -


Тезисы науч. конференции. Елец. 1993.
8. Добжанский В.Н. Наборные пояса кочевников Азии. Новосибирск. 1990.

- 208 -