header photo

Главная - Повседневная жизнь - Хозяйственная утварь

Лунина С. Б. Новые сборы тимуридской керамики в южном Туркменистане

Лунина С. Б. Новые сборы тимуридской керамики в южном Туркменистане // ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ В УЗБЕКИСТАНЕ. Вып. №8-9. Ташкент, 1969.

К числу интересных памятников эпохи Тимуридов относятся остатки Мерва XV в. (ныне городища Абдуллахан-кала и Бай-рам-Али-хан-кала). В отличие от многих других городов он слагался на новом месте и был заранее спланирован согласно градостроительным принципам того времени. Историческую топографию Мерва XV в. исследовал еще В. А. Жуковский. По-новому позволили взглянуть на многие аспекты истории Мерва XV в. работы Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции (М. Е. Массон, Г. А. Пугаченкова, О. В. Обельченко). Большой интерес представляет, в частности, изучение мервской керамики.

В 1950 г. Г. А. Пугаченкова совершенно справедливо отмечала, что керамика эпохи Тимура и Тимуридов изучена «едва ли не хуже, чем для других столетий» и что литература по данному зопросу крайне скудна. После появления двух статей Г. А. Пугачеиковой, посвященных обзору керамики Нисы1 и Самарканда2, тематика эта снова на долгое время почти выпала из поля зрения исследователей. Еще меньше повезло в этом отношении керамике Мерва XV в. Она лишь бегло описана в статье О. В. Обельченко3.

В 1968 г. нам удалось собрать довольно большую коллекцию мервской керамики XV в. (правда, в фрагментарном состоянии). Среди собранного материала преобладали сосуды типа чаш. пиал, тарелок, блюд. Не встречено ни одного черепка банкообразных сосудов или кувшинов. Видимо, эти формы сохранились лишь в неполивной керамике.

Пиалы имеют почти прямые стенки, расширяющиеся вверх к прямому тонкому венчику. Диаметр их обычно 10—12 см стенки тонкие, 2—4 мм. У глубоких чаш стенки округло изгибаются в средней части либо при переходе к венчику. Венчик прямой, иногда чуть отгибающийся наружу. В последнем случае он даже образует порой узкий (4—6 мм) горизонтальный бортик. Диаметр венчика чаш 12—18 см. Венчики сосудов иногда имеют фестончатое оформление.

У тарелок и блюд широкий (2—2,5 см) уплощенный край. Диаметр их достигает 28—30 см.

Диаметр донца чаш и пиал — 6—11 см. Они имеют разную высоту и обычно довольно высокий кольцевой поддон (0,6— 1,3 см), а донца блюд — до 2 см. Толщина стенок сосудов — 0.3—0,7 см, блюд — до 1.3 см в нижней части.

Основная масса керамических изделий представлена кашиновым черепком. Кашин обычно белый, иногда с чуть сероватым оттенком, часто с многочисленными мелкими порами, но встречается и довольно плотный.

Роспись наносилась различными способами — она покрывает то внутреннюю или наружную, то обе стенки сосудов, то огра¬ничивается проведенной внутри или снаружи неширокой полосой орнамента. Часто узкая синяя полоса проходит по самому краю венчика, захватывая и внутренний, и наружный край чаши. Весьма широко применяется проведенная в верхней части лента, ограниченная сверху и снизу тонкими полосками и заполненная внутри либо идущими друг за другом чуть неровными крапинами, либо скобками и расположенными по диагонали крестообразными фигурами. В более широкой полосе, проходящей, скажем, по бортику тарелки, могут присутствовать неровные фигуры, заполненные сетчатым орнаментом, а в промежутках между ними — отдельные растительные завитки.

На большинстве фрагментов орнамент нанесен синей краской по белому фону. Часто нюансы рисунка передаются различными оттенками синего цвета, а не полихромией. Белая прозрачная глазурь нане-

------
1. Г. А. Пугаченкова. Глазурованная керамика Нисы XV—XVI вв., Труды ЮТАКЭ, т. I, Ашхабад, 1949.
2. Г. А. Пугаченкова. Самаркандская керамика XV века. Труды САГУ, Новая серия, вып. XI. кн. 3, Археология Средней Азии, Ташкент, 1950.
3. О. В. Обельченко. Городища Старого Мерва Абдулла-хан-кала и Байрам-Али-хан-кала в свете работ ЮТАКЭ 1950 г., Труды ЮТАКЭ, т. XII, Ашхабад, 1963, стр. 329—330.

-89-



сена то ровно, то довольно толстым слоем, образуя почти стекловидную поверхность.

Орнаментация на фрагментах стенок сосудов представлена обычно вариантами растительных узоров, в которых иногда можно различить побег с четко очерченным цветком, изогнутыми ветвями, усиками н листьями, но порой узоры доведены до предельной стилизации и образуют сплошное заполнение поверхности изогнутыми в разные стороны условно переданными веточками растений. Очень часто растительные мотивы стилизованы в виде расположенных в разном порядке крапин с отходящими от них тоненькими прямыми или изогнутыми веточками. В одном случае встречена явная имитация многострочной, но совершенно не читаемой надписи.

В группе фрагментов мы находим лишь черный орнамент на белом фоне, а на некоторых — сочетание черного и белого орнамента па белом фоне. Краска иногда чуть расплывается. Для первой группы это орнамент в виде соприкасающихся друг с другом колец с вписанными в них небрежно размешенными тонкими черточками, мотив пышного стилизованного букета, крупные изогнутые «запятые», разбросанные по донцу сосуда. Остальные мотивы сходны с отмеченными выше росписями синего цвета на белом фоне. Подобное сходство мотивов характерно и для группы керамики, расписанной черным и синим.

Немногочисленную группу составляют фрагменты с росписью синей краской на белом фоне по глиняному черепку. Черепок в изломе желтоватого или серо-желтого цвета. Это фрагменты крупных чаш, блюд и тарелок. Все они толстостенны, несколько грубоваты (толщина стенок от 0,6 до 1,5 см), но цвет синей росписи по белому фону, ее качество и мотивы те же, что и на кашиновом черепке. Мастера понимали, что измельченность рисунка не годится для больших плоскостей, и орнамент здесь более крупный, броский. В широких полосах ближе к венчику рисунок имеет вид сплошной косой сетки, либо диагонально идущие перекрещивающиеся полосы оставляют свободными косо расположенные квадраты, в которые вписаны четыре крапины или четыре отдельных штриха. В основном же поле мы видим различно расположенные побеги с крупными листьями, стилизованными цветами и разбросанные крапины и полоски.

Думается, что глазурованная керамика, выполненная в характерных для тнмурид-ского периода тонах на глине и кашине, могла существовать одновременно.
Абсолютно преобладают, как мы уже отмечали, фрагменты с кашиновым черепком. В Мерве изготовление изделий из кашина известно с XI—XII вв., когда из него выделывали небольшие сосуды и украшения (подвески). В XIII—XIV вв. ассортимент изделий из кашина расширяется. Так, в отвале бракованной продукции у печей того времени найдены фрагменты сосудов типа пиал, чаш (иногда с фестончатым оформлением венчика), узкогорлых сосудиков, чирагов. С XI в. в оформлении этих изделий абсолютно преобладал голубой цвет поливы.

Особую группу составляют фрагменты чаш к пиал с орнаментом, явно подражающим привозным изделиям. Сосуды эти сделаны из кашина иногда не только невысокого качества, но зачастую даже переобожженного до темных оттенков. В росписи их нередко много растеков, нет четкого орнамента. На наружной поверхности стенки роспись часто размещается в больших заоваленных картушах с фестончатым оформлением в верхней или в верхней и нижней частях. Картуши имеют общие боковые стороны. Внизу их обрамляет либо гладкая полоса, либо тонкая полоска, которая определяет заполняющий пространство между картушами тонкий стилизованный растительный орнамент. Внутреннее пространство сплошь заполнено орнаментом в виде тонких веточек и круглых пятен либо дает мотив близко расположенных шести-лепестковых цветков. На наиболее выразительном фрагменте растительные элементы как бы стронуты с места порывом сильного ветра. Несколько раз отмечен мотив крупного многолепесткового цветка с белыми лепестками и большой синей сердцевиной, обрамленного миндалевидным картушем. Встречаются и иные мотивы (маленькая бабочка с длинными усиками и др.).

Фрагменты привозной керамики немногочисленны. Они отличаются плотным фарфоровым черепком, изяществом формы и з основном небольшими размерами сосудов (диаметр донца — 3,5—5 см, диаметр венчика— 8—12 см, высота кольцевых поддонов— 0,6—1,0 см). Орнамент, выполненный синей краской, тонок и четок, но небольшие размеры фрагментов не позволяют судить о его композиции. Двумя черепками представлены селадоновые сосуды, на одном из них тонкий процарапанный под глазурью орнамент.

В 1968 г. в цитадели на территории дворца, в одной из комнат по восточному фасу дворца, у сохранившейся на высоту 2 м стены из сырцовых кирпичей (25x25x5,6— 6 см), был заложен небольшой шурф (1,5X1,5 м). Возможно, именно здесь располагался вход в комплекс дворца. Этим, очевидно, и объясняется размытость сырцовой кладки на значительную глубину, з связи с чем шурф пришлось довести лишь до глубины 2,6 м. В северном углу шурфа к сырцовой кладке примыкала кладка из жженых кирпичей. Вероятно, здесь находился угол помещения, который и был укреплен жженым кирпичом. Ниже идет цоколь стены высотой 1,2 м из жженых кирпичей разного формата (20X20x4, 25X25X6. 26X26X5, 28x28X5—6 см). На остальной площади шурфа на глубине 50 см проходит слой древесной трухи толщиной 10 см и небольшой слой раститель-

-91-


ного перегноя и золы, а ниже — слой истлеквшего завала с фрагментами сырцовых кирпичей.

Интересная находка сделана во втором ярусе шурфа — здесь найден фрагмент израсца толщиной 2,5 см, имевший с оборотной стороны слой ганча. В изразце на голубом фоне размещен растительный орнамент, выполненный синей, белой и черной краской. Рисунок окаймлен тоненькими черными полосками. Это первый, но важный намек на израсцовую декорацию в оформлении дворца.

В первом ярусе шурфа встречались разновременные черепки, а стретьего яруса пошла уже довольно однородная керами-

-92-


ка — фрагменты венчиков и стенок сосудов с синим и черным орнаментом, чаще в сочетании того и другого на белом фоне. Нередко встречается орнамент с радиальной композицией. Особенно интересен небольшой черепок с пейзажным орнаментом, нанесенным тонкими синими полосками. Здесь изображены горы, выглядывающая из-за них луна, плывущее в небе облако и идущая от гор падуга.

На первый взгляд, керамика Мерва тиму-ридского периода представляет совершенно новое явление. Однако многими своими чертами она связана с развитием здесь гончарного производства в предшествующие периоды. Кольцевые поддоны появляются на керамике Мерва с X в. и безраздельно начинают господствовать в XIII—XIV вв. Изделия из кашина мервские мастера изготовляли уже в XI—XII вв. Желтый и желто-серый цвет черепка глиняных изделий был воспринят от XIII—XIV вв.

Можно проследить и истоки отдельных мотивов орнаментации. Так, разбросанные по донцу чаши, сгруппированные по 3—4 крупины восходят к излюбленному в Мерве орнаменту X в. Довольно часто встречался в предшествующее время орнамент в виде неровных фигур различных очертаний, заполненных внутри сетчатым рисунком. Завитки из тонких линий с насаженными на них крапинами обычны в подглазурном процарапанном орнаменте XII — начала XIII в. и т. д.

Кобальт широко вошел в керамическое производство Средней Азии с XII—начала XIII в.4, и новые цветовые сочетания в керамике XIV—XVI вв. диктовались возможностями использования кобальтовых красок.

Небольшие сборы керамики тимуридского периода с городища Абдулла-хан-кала не дают пока возможности в полной мере сопоставить ее с одновременной керамикой других городов. Однако хорошее качество черепка (искусство изготовления кашинного теста складывалось в Мерве веками), разнообразная и зачастую четко выполненная орнаментация позволяют надеяться, что перед нами — одна из своеобразных локальных керамических школ.

С. Б. Лунина

-93-